В связи с проведением ремонтных работ павильон на крыше будет закрыт 1 и 8 декабря.

Horizon Community. Mental cover and survival models

Пример моделей сокрытия и выживания от Horizon Community. Проект от Horizon Community представлен на выставке «По направлению к источнику». 

Условия среды

В данной презентации будет рассмотрено несколько принципов выживания, выработанных в микросообществах в условиях противоречивой и парадоксальной среды. Подобные принципы могут быть релевантны в современной ситуации. Поскольку она полна противоречий и парадоксов, и все чаще требует новых моделей существования, быстрой ориентации, управления информацией и действиями. Взятые на рассмотрение модели оформились в маргинальных сообществах, микрокультурах или субкультурах. Название зависит от того, как вы смотрите на социо-культурные отношения. Тем не менее это не так важно, как то, что именно практики и инструменты этих малых сообщества могут в себе нести. Найденные параллели, представленные в методическом докладе, позволяют выявить новые горизонты, а вместе с ними и модели, для деятельности в окружающей нестабильности, мутной постправде и строящихся новых отношениях.

За основу для новой модели взяты практики двух «кругов общения», оформившихся в советском государстве, которое изначально несло в себе парадокс (приведший потом к перформативному сдвигу). Его можно описать фразой: «всесторонняя эмансипация человека, но под контролем партии».

По сути, это версия парадокса Клода Лефора, который заключается в разрыве между идеологическим высказыванием и идеологической практикой современного государства. Купирование такого парадокса происходит за счет апеллирования к «объективной» истине. Размытие такой «истины» обнажает противоречия, что в свою очередь приводит к началу перформативного сдвига размывающего идеологию властной системы изнутри. Фантомы подобных процессов, с оговорками, можно увидеть в процессах Брекзита и выборов Трампа, и постцифровых глобальных преобразованиях в различных областях человеческой деятельности конца 00-х начала 10-х.

Понятие перформативный сдвиг по отношению к позднему социализму было введено А. Юрчаком. Им же проведен анализ процессов разрушения советской идеологической модели «подготовивших» граждан к демонтажу самой страны. Перформативный сдвиг подразумевает, что доминирующая норма идеологического высказывания, ритуала или
символа на уровне формы, подразумевала смещения их смысла становясь отличным от буквального заявленного смысла.

Внимание будет обращено на пару частных примеров, а именно на два классических кластера (сообществ, «круг своих»). Один кластер повлиял на ген развития художественных институций и сообщества, другой повлиял в области политтехнологий, управления производственными коллективами и корпорациями. В конце презентации представлен эскиз гибрида, который является рабочей моделью для составителей презентации. Представленные модели кластеров являются мыследеятельными.

Кластер I

Художественная группа «Коллективные действия». Московская концептуальная школа (МКШ), период акций 1976-1985 год.

 

Основные цели

Цель 1

Необычное восприятие обычного действия или явления

Цель 2

Понимание неслучайной пустоты через пребывание в состоянии
«безобманности» (Освобождение от самообмана)

Цель 3

Генерация состояния Вненаходимости в идеологическом дискурсе

 


Кластер II

Московский Методологический Кружок (ММК) Г.П. Щедровицкого, СМД-этап 1979 год.

СистемоМыслеДеятельностная методология

– В СМД-методологии все «обычные» слова заняты под
необычные их значения.

– СМД-методология подразумевает очень жесткую мысли-
тельную дисциплину, в которой следует весьма необычным
и мало распространенным схемам организации мысли.

– СМД-методология имеет не только огромную философ-
скую и теоретическую составляющую, но и не меньшую
прикладную и практическую.


Основные цели


– за счет условности и вариативности игры участники выполняют бессмысленные задания или бессмысленные с их точки зрения. Это порождает ситуацию свободного поиска изменения и совершенствования, развития имеющихся организационных форм и средств, методов и техник мыследеятельности.
– участник ОДИ создает знание в процессе игры. В тоже время игра может быть средством внедрения организационных коммуникативных новшеств.
– имитация в ОДИ есть не что иное, как создание будущего.

Кружок, сложившийся вокруг идей Г.П. Щедровицкий, создавая практику разговора о мышлении, сформировал практику коммуникации. Она строилась на определенном типе высказывания. Зачастую слова используемые в играх значат не то, что могли бы значить в обычном разговоре между двумя людьми. Именно в этом процессе и генерировалась ситуация Вненаходимости, когда имитация, например, производственных отношений переросла в моделирование невозможного будущего этих отношений. Можно вспомнить хороший пример, когда такая практика применялась к совершенно абсурдной задаче. Была поставлена цель разработать перечень товаров широкого потребления для Свердловской области. Обычно ассортимент формирует рынок, в этом случае была поставлена задача понять, что нужно человеку сейчас, в каком объеме с какими характеристиками дизайна. В санаторий для игры длиной в несколько дней свезли специалистов по производству,
продаже, дизайну, распределению и так далее.

Эскиз гибридного кластера

Как можно заметить, существует синхронизация между Кластером I и Кластером II.

Гибридный кластер содержит:

– кластер организован, как закрытое маргинальное сообщество со своей отдельной системой ценностей и смыслов обыденных слов, действий, практик и знаков.
– кластер подразумевает выезд за пределы города или создание ситуации в отдельно взятом пространстве (не важно в материальном или имматериальном).
– кластер уходит от оппозиции, дихотомии субъект-объект, и концентрируются на их связи, на пограничном состоянии мышления или интерпретации между объектом и субъектом, предметом и зрителем.
– деятельность кластера подразумевает, что ее невозможно адекватно задокументировать, описать, систематизировать. Каждое событие уникально, но имеет план-гипотезу проработанную организаторами из кластера.
– кластер формирует Вненаходимость своих участников по отношению к политическому и идеологическому дискурсу, через создание своей, структурированной, систематизированной в кластере микрокультуры. Это не значит эскапизм, но значит внедрение с целью трансформации экосистемы, через инфекционное смещение смыслов для ряда ее агентов.

Кластер представляет собой малую группу индивидов генерирующую состояние Вненаходимости помощью коллективных практик, но в которых индивидуальный опыт крайне ценен. Данное состояние можно описать, как Тут-и-Там (см. слайд 8). Но в общем и целом, это практика научной, и не только, фантастики.

В «Волны гасят ветер» (А. и Б. Стругацкие) главный герой был прогрессором, который разочаровался в своей деятельности на других планетах, и вернувшись на Землю стал участником поисков прогрессорского влияния сверхцивилизации на человечество. В итоге он нашел подвид людей, которые с помощью определенных манипуляций превращали человека
в за-человека (метагома). Он выглядел как человек, но уже не был человеком, становился пришельцем в собственном биологическом виде.

Методологов ММК, не справедливо называли прогрессорами, цель который с помощью ОДИ и внедрения своих находок, изменить определенные страты, самого человека и мир вокруг. В деятельность КД (Коллективный действий), можно увидеть очертания тайного сообщества, занимающегося похожими на ритуалы (целью которых и правда было преобразование обычных явлений в необычные) коллективными акциями на аграрно-экспериментальном Киевогородском поле. Если оставаться в рамках метафоры прогрессоров и метагомов из книги Стругацких, тогда участники КД могут рассматриваться, как метагомы, пытающиеся манипуляциями открыть новую импульсную систему в человеке.

Отрывок из разговора 2009 года между И. Бакштейна и К. Чухров о положении советских художников во время бума интереса к советскому искусству в конце 80-х:

Чухров: Да, но наш проект ведь тоже был западным. По сути.

Бакштейн: Советский проект? Ну, только отчасти. Он утверждал, что является западным, но модальность его принадлежности к западной культуре, к западной цивилизации под большим вопросом. Я обычно говорю очень неполиткорректно, пытаясь объяснить, почему так много иллюзий по поводу России в Европе. Все-таки там до сих пор у них есть какие-то надежды, какие-то ожидания, что русские — они все-таки свои, все-таки часть нашей культуры, нашего круга, нашей цивилизации. Это основано на том, что мы выглядим как европейцы, поскольку принадлежим к так называемой белой расе. Но одновременно мы другая цивилизация, «we are like aliens, we look the same, but we are different».

Что если описанные выше практики являются работающей логикой для существования в противоречивой среде в момент обнажения комплексных парадоксов?

Уберем слова про советское, московский концептуализм и секту Щедровицкого, но оставим людей, пытавшихся скрыться от парадоксов, давления, противоречивых ритуалов позднего социализма в альтернативном, существовании, где виден комплекс уникальных возможностей; который настолько пределен в своей вариативности, и дающий возможность быть тут и там одновременно, что может быть важен и сейчас. В условиях противоречивости (постправды) и на фоне новой технологической революции, где важными становятся системы управления и ориентации в разных областях, где главным ресурсом становится сознание и мозг, где приватизируются имматериальные области человеческой деятельности именно такие микрокультурные практики могут быть интерфейсом выживания.

 

Скачать презентацию в PDF на сайте Horizon Community

Впервые опубликовано в журнале «Разногласия 1» (февраль 2016).

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми