В связи с проведением ремонтных работ павильон на крыше будет закрыт 1 и 8 декабря.

Газета «Насреддин в России»

«Насреддин в России» — нерегулярное мультиязычное издание, рассказывающее о жизни людей, приехавших на заработки в Россию. В газете поднимаются важные вопросы о судьбе трудовых мигрантов. Первый номер газеты был издан в 2014 году, всего же на сегодняшний день выпущено четыре номера. Пока участники проекта, в том числе художницы Ольга Житлина и Анна Терешкина, работают над пятым выпуском специально для «Бюро переводов», мы публикуем уже существующие издания.


Выпуск №1
Тема номера: Жилищный вопрос

Эта газета о том, как известный своим остроумием и талантом выпутываться из непростых ситуаций, Ходжа Насреддин отправился на заработки в Россию. А точнее, о том, как мы – группа художников и трудовых мигрантов – искали его качества друг в друге и в самих себе.

Этот фольклорный персонаж известен от Акшехира до Памира, и от Бухары до Балкан. Смеявшийся над эмиром Тимуром и ханом Бухарским, российским колониализмом, проворовавшимся председателем колхоза и патриархальными нравами в Центральной Азии и на Кавказе, Ходжа Насреддин со своим неунывающим нравом и острым взглядом очень нужен нам сегодня в России. В советские времена притчи и анекдоты о нем переводились на русский язык, о нем писали книги и снимали фильмы. Как сказал один из участников наших встреч поэт Хасан Холов, «Советский

Союз, разбился, как гигантский казан, в котором нечего было варить, на мелкие кусочки» – культурная связь между независимыми государствами почти прервалась. Но может быть, странствующий на ослике задом наперед наивный мудрец или мудрый дурак Ходжа Насреддин, не позволит нам потерять ее окончательно?

Может ли смех хотя бы на время заставить людей забыть о том, что их разделяет? Могут ли богатые и бедные, полицеский и академик смеяться над одной и той же вещью? Или юмор намертво связан с уровнем образования, достатка, обычаями, языком? Кому шутка Насреддина покажется более смешной: российскому студенту или рабочему из Мексики в США? Защитит ли юмор от расовых предрассудков? Способен ли юмор освобождать? Удастся ли благодаря нему понять положение, в котором мы оказались? Можно ли с его помощью выстроить другие отношения между людьми?

Чтобы разобраться в этом, с начала марта по июль 2014 года мы собирались каждую неделю в кафе, чайханах, дворах и парках Санкт-Петербурга, чтобы пообщаться и поиграть в стратегическую игру: представить себе, как отреагировал бы Ходжа Насреддин или его сестра (придуманный нами персонаж) на ситуации, в которые часто попадают трудовые мигранты.

В газете «Насреддин в России» мы публикуем материалы наших встреч-конкурсов на лучшую шутку: наброски Анны Терешкиной, ее рисунки-комиксы, реплики в которых придуманы участниками. Рисунки чередуются с текстами «АГЕНТСТВА УТОПИЧЕСКИХ НОВОСТЕЙ». Это новости, какими они могли бы быть! Публикации этого агентства появлялись в разных СМИ с 2012 года. Это были выдуманные новости о национальной и культурной политике, развитии городской среды и взаимоотношениях полов – новости, которые нравились их авторам больше, чем настоящие события.

ЧИТАТЬ ГАЗЕТУ


Выпуск №2
Тема номера: Средства Массовой Информации. Сломанный язык!

Чей язык, чей язык у меня во рту? Кто шевелит моими губами? Кто говорит? Радио Свобода? Виктор Шендерович? Или ведущий ток шоу 1-го канала? Или активист-агитатор?

Где мой язык? Проглочен? Был ли он у меня когда-то? Может ли он быть? На каком языке говорит мой язык? На русском? Таджикском? Английском? Узбекском? Армянском? Тигринья? Испанском? Азербайджанском? Украинском? На иврите или идиш? На пушту? На смеси всех этих языков? Или ни на каком? Может быть, он давно провалился в немую межъязыковую щель?

Я не знаю, где мой язык и был ли он когда-то. Но, могу ли я нащупать чужой язык у себя во рту и понять, что он там делает? Можно ли так переплести чужие языки, чтобы получился свой?

ЧИТАТЬ ГАЗЕТУ


Выпуск №3
Тема номера: Работа или жизнь?

Что общего между мигрантом и творческим работником? В повседневной жизни эти две категории людей едва ли пересекаются. Отличаются их маршруты внутри города, распорядок дня одних не похож на распорядок дня других, часто они едят разную пищу и носят разную одежду.

Подразумевается, что одни заняты физическим трудом, а другие – творческим.  Подразумевается, что труд одних отчужден, других – совпадает с самореализацией и самовыражением.

Подразумевается, что у тех, кто занят тяжелым физическим трудом, кто работает гораздо больше, чем положено по Трудовому кодексу, у тех, для кого выйти на улицу – это риск быть задержанным полицией или подвергнуться расистским нападкам, нет ни времени, ни сил заниматься искусством, а те, для кого искусство – это профессия, свободны делать, что хотят. Но так ли это на самом деле? Ведь, в попытках уложиться в график и успеть за неумолимо надвигающимися дедлайнами, искусство рискует потерять свою бесшабашность и уподобиться любому другому производству в условиях экономической гонки.

Во время наших встреч-конкурсов мы много говорили о рисках и особенностях ненормированного труда. Ни трудовые мигранты, ни художники не могут рассчитывать ни на оплачиваемый отпуск, ни на больничный или пенсию. И те, и другие жадно хватаются за работу и часто доводят себя ей до изнеможения. Самоэксплуатация стала нашей общей чертой. Наша жизнь становится нашей работой, а наша работа – нашей жизнью. Работа просачивается во все области нашей жизни, включая дружбу, любовь и сон. Пожалуй, это происходит еще и потому, что нашим трудом движет вера в возможность иного, лучшего будущего или параллельной реальности, будь то образование для ребенка, постройка нового дома, усовершенствование общества через поиск истины языка и формы или создание анклавов причудливых фантазий и несбыточной мечты. Можно ли залить топливо этих
надежд и иллюзий в другой механизм общественного устройства? Могут ли иначе сопрягаться труд и творчество?

Мы пытались найти мигрантов, совмещающих заработок с занятиями искусством. В этом номере мы публикуем интервью и рассказ Илхамжана Абдукахарова, которому удается зарабатывать на жизнь физической работой  и выступать в спектаклях Всеволода Лисовского «Акын-Опера», делясь со зрителями впечатлениями от жизни трудового мигранта. Одной из самых интересных находок для нас стало знакомство с новым жанром народного рабочего творчества, получившим в Интернете название «Узбек-прикол». Он представляет собой
реэнэктмент популярных музыкальных клипов или сценок из болливудских фильмов. Не покидая рабочих мест, строители или сотрудники кухни переприспосабливают рабочие инструменты, «превращая» их в музыкальные и имитируя исполнение музыки, снимают новые версии клипов на мобильные телефоны. Как выяснилось, аналогичными практиками занимаются и рабочие в Латинской Америке. Таким образом, мы можем говорить о новом глобальном культурном феномене, о синхронной приостановке отчужденной работы и превращении ее в творчество посредством ее же инструментов. Возможно, даже не подозревая о существовании друг друга, рабочие из разных стран на разных континентах совершают одни и те же действия по превращению наемного труда в свободное от законов и экономики культуриндустрии искусство. Этот Интернационал Обе- денного Перерыва приоткрывает перед нами, творческими работниками и рабочими физического труда, по-настоящему революционную перспективу.

ЧИТАТЬ ГАЗЕТУ


Выпуск №4
Тема номера: Вместе порознь

Вот уже много лет ездит Насреддин на заработки в Россию. Как ему живется в разлуке с семьей? Как живет без него семья? Что вообще такое семья в эпоху массовой рабочей миграции? Наемный труд вдали от дома может сильно изменить отношения между близкими. Что происходит с традиционными ролями мужчины и женщины? Мы встречали жен, которых именно разлука с мужьями побудила взять ответственность не только за свою семью, но и за дела общины.

Как в новой стране складываются новые отношения? Почему одни приезжают для того, чтобы заработать на свадьбу, в то время как другие стремятся заключить брак, чтобы остаться? Как сосуществуют свойственное горожанам представление о семье как о союзе мужа, жены и детей с пониманием семьи как большой общины родственников? А любовь? Где и в каких формах она возможна сегодня?

В поисках ответов мы общались с мигрантами из Таджикистана и Узбекистана в Петербурге, а также совершили путешествие в Армению – страну, где юмор помогает людям справляться с тяготами разлуки.

Четвертый выпуск выходит на русском, узбекском и армянском языках. Нам хотелось бы, чтобы языков было еще больше. В будущем мы хотели бы перевести нашу газету также на таджикский, киргизский, молдавский, азербайджанский, украинский и другие языки, на которых читают приезжающие в Россию люди.

ЧИТАТЬ ГАЗЕТУ

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми