Правила посещения доступны по ссылке. Для посещения выставок необходимо заранее купить билет онлайн.

Марина Карпова, Мария Морина и Екатерина Соколовская

Лекарство, код

 

Марина Карпова, Мария Морина и Екатерина Соколовская
Светлые Песни. 2021

Четырехканальная аудиоинсталляция (30 мин.), скульптурная группа
(пеноплекс, пластик, силикон, бетон), либретто
Размеры варьируются 
Предоставлено художницами 

«Светлые песни» — первая совместная работа трех авторок Марины Карповой (музыка), Марии Мориной (либретто) и Екатерины Соколовской (скульптурная группа). Инсталляция, в которой зрителям предлагается прослушать оперу, состоит из пяти тактильных скульптур, на которых можно свободно располагаться: сидеть, лежать, качаться и т. п. Их нежные цвета и приятная на ощупь поверхность создают заманчиво удобный энвайронмент, тогда как опера представляет скорее затрудненную для восприятия форму. Отправной точкой проекта стали размышления о нескольких уровнях коммуникации: работа реализована в пространстве музыки, где ложь невозможна, и в пространстве языка, где сознанию необходимо отделить смысл от «шума» и распознать манипуляцию. 

В основе либретто, которое исполняется сопрано, баритоном и контратенором под аккомпанемент кларнета, флейты, альта и виолончели, лежит документальный поэтический текст, созданный с помощью монтажа цитат из найденных документов (источники перечислены на обороте печатного либретто). Среди них: научные и публицистические статьи о COVID-19, официальные речи президента России и его представителей, поэтическое творчество главы «Роскосмоса» Дмитрий Рогозина, а также случайные сообщения в социальных сетях о корона-вирусе и его лечении, вакцинации, теориях заговора вокруг пандемии, 75-летии Победы, поправках в Конституцию, физическом и эмоциональном труде женщин и т. д. Лейтмотивом к пониманию этого смыслового коллажа вырванных из контекста и зачастую лишившихся смысла фраз может служить цитата пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова: «Мы видим, что последовательно идет процесс совершенствования, процесс цементирования, необходимый для полноценного и необратимого укрепления государства».

Преодолевая эстетическую замкнутость благодаря объявленной принадлежности речи, сложно устроенный субъект документальной поэзии (docupoetry) осуществляет этическую трансляцию документа-свидетельства, вбирая в орбиту своего влияния его дискурсивных субъектов1. Симптоматично, что первая волна docupoetry, вызванной к жизни «давлением реальности», пришлась на период Великой депрессии в США 1920–1930-х. Историческим аналогом Великой депрессии сегодня выступает 2020-й, когда были задуманы «Светлые песни» и когда, по словам авторок, «мы столкнулись с чем-то тотальным», что «гудело мембранами социальных сетей, затапливало запахом хлорки в подъездах и липло на клеточном уровне, минуя сознание». Пытаясь описать общий опыт, «Светлые песни» поэтически транспонируют документальные свидетельства, которые в будущем могут оказаться материалами судебного расследования. 

ЕЛ

1. Лехциер В. Экспонирование и исследование, или Что происходит с субъектом в новейшей документальной поэзии: Марк Новак и другие // Новое литературное обозрение. — 2018. — № 2 (150).