29 января Музей не работает. 30 января вход на выставки только для держателей карт GARAGE.

Дневник Яны Сидиковой

Яна Сидикова (род. 1994, Екатеринбург)
Медиатор III Уральской индустриальной биеннале современного искусства (Екатеринбург, 2015) и выставочного проекта «Портал “Зарядье”» (Государственный музей архитектуры им. А. В. Щусева, Москва, 2018), студентка второго курса магистратуры Школы культурологии НИУ ВШЭ.


Любопытно вести дневники, которые все-таки кто-то прочитает. На момент оформления этого текста я провела на площадке пять смен, но здесь я буду фиксировать наблюдения без привязки к датам — так проще привести в порядок бессвязный поток из мыслей, обрывков разговоров, каких-то действий. Последнее время я захлебываюсь в нем (многое кажется очевидным или поверхностным), но постараюсь как можно скорее вспомнить, как плавать и задерживать дыхание под водой.

Еще важное замечание, здесь будут встречаться диалоги, которые на самом деле не являются доскональным воспроизведением разговоров с посетителями. Это просто «пазлы» из разных перекликающихся между собой бесед, на мой взгляд, они неплохо пересекаются с моими собственными наблюдениями.

Но можете со мной не согласиться.

Пространство

Интересно, как работа «Коллективные нити» вызывает разного типа эмоции: от радости и детского восторга (разве не здорово подкидывать ленты, обматывать ими все вокруг, визжать от удовольствия и чувствовать себя свободно и расслаблено?) до отстранения и, возможно, неприятия. Хочется бесконечно радоваться цветным лентам и играм с ними, но в какие-то моменты (не всегда, конечно) эта паутина напоминает опухоль, которая стремительно поражает здоровый организм. С одной стороны, «нити» создают физические препятствия: перекрывают дорогу, цепляют заколки на волосах, отнимают время, необходимое для приведения работы в порядок. С другой — их «цветная копна», подобно нежному голосу русалки в сказке, завораживает или отвлекает, не дает сосредоточиться и говорить на серьезные темы, «утягивает» бедного «путника-моряка» за собой. И сами посетители иногда замечают: Музей перестает быть «музеем», с лентами он визуально напоминает парк развлечений или детскую комнату в торговом центре.

Это не хорошо и не плохо. Работа художника уже удалась, если вокруг нее получатся выстраивать разные цепочки интерпретаций, закидывать новые вопросы.

Так, постепенно «Коллективные нити» преобразуются в набор метафор, за которыми скрываются темы «красивой упаковки», московской пробки или тягучего времени, бесполезного/бессмысленного труда, и, наконец, мифа о свободном музейном пространстве. Последнее только подтверждает идею, что свобода не равняется хаосу. Даже в очень открытом музее должны быть рамки и правила, и это нормально.

Но кто-то не соглашается.

Один из посетителей берет кружку с проекта microsillons и читает:

— «Каждый год публике предлагается захватить «Гараж" на один день. В Музее царит праздничная атмосфера». Здорово, мне нравится!
— Вы думаете, это правда?
— Конечно, так и должно быть

Этот разговор любопытно продолжить дальше, но посетитель уходит. Я оставлю себе заметку и попробую вернуться к нему вскоре и развить этот вопрос.

В пространстве «Бюро переводов» часто играют, к этому располагает площадка. И если работа «Шкаф для переводов» на это нацелена (художница специально оставляет в шкафу разные игрушки и вспоминает свои любимые игры из детства), проект «Кафе на лестнице» тоже в какой-то момент теряет аспект естественности и превращается в игру — игру в кафе.

— Какой чай Вы предпочитаете: черный или зеленый?
— Зеленый
— А какой Вы выбрали вопрос?

Посетители как будто бы чувствуют, что их присутствие здесь — это часть запланированного действия, их ответы — фрагменты произведения/перформанса, где есть сценарий, начало и конец (и это даже при том, что мы не следуем строго по плану, который художники оставили в качестве запасного варианта, и свободно выбираем интересующие нас темы и вопросы).

— Я выбрал кружку с вопросом: «Может ли искусство преобразить нашу жизнь?», потому что я полностью уверен, что да!

Он допивает чай, ставит кружку и собирается уходить.

В такие моменты вновь всплывает вопрос: в чем причина коротких и не очень содержательных разговоров? Стоит ли их развивать или это просто не «твой» посетитель? А кто тогда «твой»? Нужно ли нам в данном случае искать новые дополнительные инструменты для контакта с людьми?

Еще одна заметка, мысль которой я постараюсь дальше развивать.

Искусство

Конечно, так происходит не всегда, иногда границу «игры» удается разорвать и разговор становится увлеченным.

— … Но? погодите, разве у искусства всегда положительный эффект? Я, например, вчера видела выставку, после просмотра которой хочется помыться.
— Правда? А что это была за выставка?

А есть посетители, кто считает, что «современное» искусство не равняется «высокому», потому что «высокое» — прекрасно и делает нашу жизнь лучше, а «современное» — про самое плохое, оно ничего не меняет, а только критикует (и в такой его трактовке не все готовы согласится, что оно способно что-то «преобразовать»).

Предлагаю почаще обсуждать эти вопросы на «лестнице» microsillons за чашкой чая.

Посетители

Возвращаясь к играм Линды Вигдорчик: одна из них напоминает дженгу. В качестве участников она предполагает группу людей, а их задача — фарфоровыми палочками вытягивать по очереди такие же палочки из стопки. Игра на победителя, поэтому интересно отслеживать, как развивается взаимодействие между участниками, хорошо знакомыми друг с другом. Кто-то готов жертвовать своим ходом, чтобы помочь остальным: он специально разгребает своей палочкой общую кучу, чтобы у других игроков появились новые вариации хода (по моим наблюдениям, такая роль однажды выпала отцу, пришедшему с семьей). Есть игроки, кто специально возвращает палочку обратно при неудачной попытке, чтобы во время следующего хода палочка не досталась другому участнику. А кто-то наоборот, несмотря на удачное стечение обстоятельств во время хода предыдущего игрока, нарочно пытается втягивать другую.

С другой стороны, игры довольно давно воспринимаются как «промокашки» социальных отношений, поэтому стоит ли добавлять, как подобные случаи можно использовать для изучения какого-либо социального вопроса?

 …..

Мне не всегда хочется напрямую рассказывать про «Кафе на лестнице», ведь посетитель может сам предложить свое видение этой работы:

— Нет, лестницу мне это совсем не напоминает.
— А что тогда?
— Это какая-то пирамида Маслоу, только больше.
— Отлично, ведь она о потребностях! Давайте подумаем, какие потребности человека могут возникать в пространстве музея, зачем человеку музей?

Подумаем?

UNIQLO Free Friday NightsКаждую пятницу с 17:00 до 20:00 — бесплатный билет в Музей в рамках акции UNIQLO Free Friday Nights

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми