22 января Музей «Гараж» и библиотека возобновляют свою работу.

Обновленные правила посещения доступны по ссылке. 

Для посещения выставок необходимо заранее купить билет онлайн на определенный временной интервал.

Дневник Анны Якушковой

Анна Якушкова (род. 1994, Ялта)
Окончила совместную программу НИУ ВШЭ и Политехнического музея «Прикладная культурология». Курсовые и выпускные работы писала о кино, отдыхе, любви. С 2017 года работаю координатором волонтеров документальных программ Московского международного кинофестиваля. Интересуюсь вопросами осознанного потребления и reuse-технологий в искусстве и дизайне.


12.03

Первая смена на проекте и первый опыт медиации «в поле». Работали с Женей, посетителей было немного, и удалось пообщаться между собой. Приходили иностранные студенты (преимущественно американцы), которые выбрали именно «Гараж» среди мест для краткого посещения в Москве. За чашкой чая поговорили с девушкой-психологом об эмодзи, хотя изначально разговор начался с ее рассказа о жизни рядом с Barnes Foundation в Филадельфии и о том, как жить в статусном районе и ежедневно наблюдать туристов.

Я знаю, что моя личная симпатия к работам диктует то, как я расставляю акценты при рассказе о «Бюро переводов». Возможно, со временем я смогу больше обращать внимание посетителей на проект Терешкиной и Житлиной. Но пока их часть «Бюро переводов» мне не столь близка. Хотя то, почему их проект здесь, очевидно.

Я радуюсь удивлению взрослых и детей тому, что ленты действительно можно бросать и ДАЖЕ подниматься на башню. «Шкаф для переводов» Линды привлекает гораздо меньше людей, хотя и интерактивен. Мало кто примеряет маски. Боятся показаться смешными?

Приходила девушка с семьей. Она работала медиатором на биеннале в Риге и очень обрадовалась «Бюро переводов», так как здесь все такое «жизнерадостное и активное». Ее дети запускали ленты и делали куколок. Классно, что каждый в семье может найти занятие по душе.

13.03

Общаться с людьми сложно, иногда ты как будто играешь в сапера, но от посетителей получаешь столько энергии и импульсов в ответ, что непонятно, кто кого наполняет больше. Сегодня разговаривали с девушкой переводчиком-орнитологом (а куда может вас завести интерес к коммуникации людей или же птиц?) о политическом в искусстве, о левых, о том, что всегда нужно начинать с себя и такой мягкой силой менять окружающих. Меня поразил рассказ о том, что девушка в студенчестве решила попробовать бомжевать на Курском вокзале чтобы понять, как это, быть бездомным в Москве. Ее поразило количество профессоров среди бездомных. Мы обсудили, кто несет ответственность за людей. Государство? Мы сами? Почему мы в такой растерянности и почему так часто протестные движения распадаются (тот же Occupy Wall Street из примера с нашей кружки).

Самая сложная коммуникация — с людьми старшего возврата. Они как будто пытаются подловить тебя на незнании чего-то. Но от этого медиация с ними становится еще более интересной игрой.

Третья и четвертая смены

Тихие дневные часы. Посетителей немного, и это становится возможностью уделить каждому больше времени. Дети с мамой делают куколок и даже паучков. Мама рассказывает, что делала таких куколок с бабушкой, а дети, кажется, делают впервые.

Приходит мужчина, сам осматривает все, кружки. Здесь мы с ним начинаем разговаривать, и мне трудно. Я бы сказала, что он из скептиков. Рассказываю ему о лентах, он саркастично замечает, что послания изучает, у многих как будто с уличных стен. А потом идет на башню бросать ленту. И почему мне от этого его действия так хорошо на душе?

В пятницу погода противная, и посетители, один за другим, не прочь выпить чаю. Мы обсуждаем, нужно ли разрешить дотрагиваться до экспонатов в музее, как современное искусство помогает женщине общаться со своими детьми и как поход в музей может прибавить сил (преображает ли искусство жизнь, спрашивают microsillions). Преображает ли музей среду вокруг себя? Вот вопрос еще одного чаепития. И мы с одним посетителем как-то быстро начинаем говорить о ГУЛАГЕ и о том, есть ли у нас сейчас свобода. Забавно, что уже несколько моих собеседников за проект — переводчики. Это тот случай, когда тебе дают даже больше, чем ты сам.

Во время чаепитий наблюдала краем глаза за парой, которая, наверное, час просидела над созданием куколок в инсталляции Линды Вигдорчик «Шкаф для переводов». Парень все это время сидел в одной из шапок-ушанок из этого «Шкафа». Наверное, за это я и люблю быть на этом проекте — наблюдать бесконечно удивительных и разных людей.

Первый номер The Garage Journal «Доступность и инклюзия в современном искусстве: transitory parerga»

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми