22 января Музей «Гараж» и библиотека возобновляют свою работу.

Обновленные правила посещения доступны по ссылке. 

Для посещения выставок необходимо заранее купить билет онлайн на определенный временной интервал.

Дневник Натальи Ляпуновой

Ляпунова Наталья
Закончила обучение по специальности «социокультурное проектирование» гуманитарного факультета ИГХТУ. Работаю в Университете «Синергия».


Впервые стала медиатором случайно, когда, прогуливаясь по выставке российского авангарда, спросила друга: «Что ты здесь видишь?».

Как вы знаете, у человека есть пять чувств восприятия, и одно из них обоняние. Оно — самое интимное из человеческих чувств и самое запоминающееся. Вы знали о том, что человек способен распознавать больше оттенков запаха, чем звуков? Запахи играют огромную роль в нашей жизни. Яркие, насыщенные эмоциями воспоминания вызывают именно запахи. А на площадке они были, ну, скажем так, не самые приятные.

Работа Сиссель Толаас MeMoMe как раз была ориентирована на воспоминания. Случайные, абстрактные запахи должны были воскрешать воспоминания о нашем эксперименте. Но, по сути, какие там были запахи? Для меня сугубо неприятные: мокрая земля, сухая земля, гнилая земля и т.д. Но представьте мое удивление, когда гостья захотела пропитать запахом одной из колб шарфик, потому что это был самый приятный аромат их всех, что она ощущала. Немыслимо, правда?

А свеча? Да она вообще на всех этапах пахла одинаково неприятно, да так, что у меня скручивало живот. А гостям нравились эти запахи, не всем, конечно, но нравились. И вот что я поняла: не бывает абсолютной истины, у каждого из нас своя правда.

Не стоит вешать ярлыки и верить в то, что твое мнение исключительно правильное.

Несколько интересных моментов.

Веду уже не первую медиацию.

— Как вы думаете, можем ли мы знать, чем пахнет в космосе? — жду логичный ответ — нет.

— Да, вполне можем.

Я растерялась.

 — Да, вы правы. Художница активно взаимодействует с астронавтами, которые делятся с ней своими находками из космоса. Кэти Патерсон собирает с них запахи, чтобы придать этой работе аромат.

— Да нет же. С помощью современных технологий мы вполне можем рассчитать молекулярное строение любой части космоса, и уже отталкиваясь от этих данных, составить точное описание не только запаха, но и вкуса.

Снова случай у свечи.

Гостья.

— Знаете, очень интересный момент. Ваша художница предполагает, что открытый космос пахнет малиной и ромом. А я смотрела фильм, не помню название, там главная героиня была ученой, и она на конференции говорила о том, что ядро земли пахнет ромом и малиной. Два художественных взгляда, вроде одинаковые, но и разные. Кто же, интересно, прав?

Гость.

— Вот уж не знаю, но точно не вторая ваша девушка из фильма. Потому что ядро не может пахнуть ромом и малиной. Оно может пахнуть только чем-нибудь горелым или горячим железом. Вы представляете, какие там температуры! О какой малине идет речь, если только о горелой.

Многообразие смыслов «эфира».

По словам куратора, в название вложено два смысла: радио- и телеэфира, а также главный смысл эфира как субстанции, которая нас окружает, иными словами, — запах.

Девушка-историк тоже уточнила, что эфиром называли вершину горы Олимп, где жили боги. А мужчина-врач сказал о том, что эфиром они называют снотворное-анестезию. Сейчас, конечно, такие составы уже не применяют, а вот раньше его активно использовали стоматологи.

Немного о «теплых» моментах.

Мои родители решили начать хорошую традицию — в новогодние каникулы ходить в «Гараж» на «Арт-эксперимент». Пускай они и были только на одном «Арт-эксперименте». Решили — надо исполнить.

После медиации слушаю парфюмы родителей и понимаю, что у мамы получился довольно яркий аромат. Спрашиваю: «Мамуль, как-то резковато получилось, что ты туда добавила?» «Ну еще бы не резковато было, я огненную воду со жгучим перцем смешала!»

В этот вечер мы с мамой еще очень долго сидели на кухне и разговаривали про «Арт-эксперимент», это была настоящая медиация.

Я уже закончила свою медиацию и вижу, что по пространству бродят двое мальчишек и уже не знают, чем себя занять, так как они все уже сделали, а мамы все еще заняты. Смотрю на одного и понимаю, что у мальчика очень знакомое лицо, видимо, он подумал то же самое.

— А вы в прошлом году были в камере-обскуре?

— Да, была.

— А я сразу вас узнал, так приятно видеть знакомые лица. А расскажите нам, как это работает? — показывает на КБС.

Так мы и общались с этими ребятами о том, что они сделали сами, что все это значит, почему колбы так противно пахнут и буду ли я тут в следующем году.

Он был почти на всех «Арт-экспериментах» (кроме первого), я была медиатором у его группы в прошлом году.

Как вы думаете, увидимся ли мы с ним в следующем году?

Первый номер The Garage Journal «Доступность и инклюзия в современном искусстве: transitory parerga»

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми