Дневник Елизаветы Вороновой

Елизавета Воронова
Обучаюсь на третьем курсе факультета социальных наук, департамент социологии, в НИУ ВШЭ. Также посещаю майнор, созданный при сотрудничестве Высшей Школы Экономики и «Гаража», — «Современное искусство и музейно-выставочная практика». Преподаю факультатив по современному искусству в Лицее при ВШЭ. Интересуюсь вопросами институционализации музейных пространств и вместе с этим — проблемой взаимодействия современного посетителя с объектами экспозиции. В конце 2019 — начале 2020 г. была ведущим медиатором на юбилейном «Арт-эксперименте».


Логистика

В первую смену мне удалось в полной мере погрузиться в пространство «Арт-эксперимента». Хочется отметить продуманность маршрута с точки зрения не только удобства и логики перемещения, но и смысловой наполненности. Входная зона, или зона «тонкой настройки», грамотно вписанная в экспозицию, позволила «раскачать» посетителей, разговорить их. Для меня эта зона стала местом открытой дискуссии, где нет «неправильных» мыслей и ответов. Где каждый может высказать свои наблюдения, не боясь выглядеть нелепо или глупо.

Также хочу отметить архитектуру «Арт-эксперимента». Возведенная конструкция не только ссылалась на главную тему выставки, но и преобразовывала восприятие пространства: из холодного бетона посетитель попадал в эфемерную и уютную экспозицию.

Часто люди, приходя в музей, теряются перед произведениями искусства, боясь начать диалог. На мой взгляд, «Арт-эксперимент» позволил посетителям испытать тот опыт открытой дискуссии, которого, возможно, у них не было ранее. Все это заставило меня задуматься о том, как в пространстве музея, института со своими нормами, правилами и санкциями, создать некоторые зоны комфорта, которые бы побуждали посетителей к рефлексии и обсуждению.

Содержание

Тема ольфакции, выбранная в качестве основной для этого «Арт-эксперимента», показалась мне необычной и интригующей. На мой взгляд, нашей выставке удалось передать ту неоднозначную позицию, которую занимает запах в человеческой жизни. «Арт-эксперимент» умело сочетал в себе как образовательный, эстетический, так и игровой элементы. Последнее представляло собой не просто «развлечение ради развлечения», но интерактивность, неразрывно связанную с рефлексией над происходящим. Вдобавок внедрение медитативных практик в выставку показалось мне смелым и неординарным решением. Это позволило раздвинуть границы экспонирования и размещения принятых объектов искусства в музейном пространстве. Можно сказать, что заключительная часть «Арт-эксперимента» оказывала некоторый терапевтический эффект на посетителей.

Медиация

До этого «Арт-эксперимента» у меня отсутствовал какой-либо опыт медиатора, поэтому для меня это все было чем-то новым и неизведанным. Моя первая смена пришлась на конец декабря, когда я вместе с двумя сотрудницами сопровождала инклюзивную группу посетителей. Поскольку ведение данной группы требовало определенной квалификации, мне не удалось в полной мере провести медиацию. Тем не менее, это был ценный опыт общения с людьми, которые понимают специфику взаимодействия с людьми с особенностями развития.

Уже в начале января состоялась моя, можно сказать, полноправная медиация. Я старалась, в первую очередь, не навязывать свою точку зрения посетителям, давая им самим анализировать увиденное. Иногда я добавляла конкретики, когда чувствовала, что группа пока не готова высказывать свои мысли. В большинстве случаев люди, только входя в зону «тонкой настройки», уже без стеснения отвечали на вопросы, развивали свою мысль, а также находили себе единомышленников.

В медиации, на мой взгляд, достаточно трудным моментом являлось нахождение и сохранение баланса между взаимодействием с группой (14 человек) в целом и общением с наиболее активными посетителями. Иногда некоторым людям было комфортнее наблюдать за процессом диалога, нежели в нем участвовать. В таких случаях я старалась поддерживать с ними зрительный контакт, поддерживая таким образом некоторый невербальный диалог. Такие случаи навели меня на мысль, что, возможно, для более полной медиации, для включения всех посетителей необходим меньший размер группы, например, человек 7–8.

Я заметила, что, когда речь заходила о каких-то личных вещах, например, о любимых духах, посетители с удовольствием делились своими мыслями. Не чувствовалось ни неловкости, ни напряжения в разговоре. Дети охотнее взрослых шли на контакт, без стеснения подходя ко мне и задавая вопросы.

В одной из групп для меня было удивительным услышать мнения о том, что одно из произведений входной зоны (картина Юрия Купера) ассоциируется у некоторых посетителей с счастьем. В то же время практически все остальные говорили о тоске, унынии и грусти. Это заставило меня совершенно по-иному взглянуть на картину и задаться вопросом субъективного восприятия объектов искусства посетителем.

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми