25 октября кафе Музея закрывается в 16:00, кухня — в 15:00.
На время монтажа катка вход в Музей со стороны Парка закрыт. Пожалуйста, воспользуйтесь входом со стороны площади Искусств. Приносим извинения за доставленные неудобства.

Эндрю Соломон «The Irony Tower. Советские художники во времена гласности»

Cовместная издательская программа Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem

Эндрю Соломон «The Irony Tower. Советские художники во времена гласности»

Cовместная издательская программа Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem

Книга американского писателя и журналиста Эндрю Соломона посвящена советскому художественному сообществу эпохи перестройки. Воспоминания американца, лично знакомого с главными героями неофициального искусства рубежа 1980–1990-х годов.

Соломон приехал в Москву летом 1988 года на знаменитый аукцион Sotheby's, на котором впервые продавались работы нонконформистов, и благодаря счастливой случайности оказался в средоточии неофициального искусства того времени – знаменитом сквоте в Фурманном переулке. Там он познакомился с главными героями неофициальной арт-сцены (например, с Константином Звездочетовым, Вадимом Захаровым, Дмитрием Приговым, Иосифом Бакштейном, Андреем Монастырским, Свеном Гундлахом), на протяжении нескольких лет регулярно встречался с ними в СССР и на Западе и в результате написал книгу о советском художественном сообществе эпохи перестройки. 

На английском языке книга вышла в 1991 году, на русском она публикуется впервые. Комментарии и послесловие к русской версии написал один из главных героев книги Константин Звездочетов. В русском издании впервые публикуются портреты художников конца 1980-х фотографа Виктории Ивлевой, а также фотографии из научного архива Центра «Гараж». 

Взгляд со стороны на советское арт-подполье и советскую жизнь вообще иногда приводит к ошибкам (их остроумно комментирует Константин Звездочетов), но часто порождает и весьма проницательные наблюдения. Соломон очень чуток к иронии в творчестве нонконформистов и к нелепостям и абсурду советской жизни. «Ирония стала для моих русских друзей средством борьбы с собственными страхами и кризисами, …художники давно поняли, что единственный способ бороться с правительством, выдающим ложь за правду, состоит в том, чтобы выдавать правду за шутку. Юмор стал средством зашифрованной коммуникации, и пока они шутили, они могли, не опасаясь, говорить о чем угодно». Иронии и юмора много и в книге: Соломон описывает приключения Иосифа Бакштейна и «палки» салями на границе между Восточным и Западным Берлином, делится воспоминаниями о том, как ему, не говорящему по-русски, пришлось «переводить» стихи Пригова в британском консульстве в Нью-Йорке, или сохраняет для истории перипетии вынужденного сотрудничества художников с рэкетирами, которые в 1990 году пытались организовать выставку принадлежащих им работ нонконформистов совместно с Фондом культуры Раисы Горбачевой.

Но Соломон подчеркивает и серьезность неофициального русского искусства, которая вызывает у него восхищение: «Это книга о духовном благородстве, о человеческой цельности, о том, как важно не бояться отстаивать свои убеждения», – пишет автор в своем предисловии. 

Книга интересна тем, что автор наблюдал за советскими художниками не только в СССР, но и на Западе – в их первых поездках на выставки в 1988–1990 годах (например, на выставке Булатова в Центре Помпиду и во время проекта «ИсKunstво» в Западном Берлине осенью 1988 года). Соломон видел, как менялись наши художники, как они адаптировались к новой реальности – к западной публике, не понимавшей смысл и художественный язык их работ, к арт-рынку, к неожиданно свалившимся на них деньгам и славе. 

Русское издание завершается статьей об августовском путче 1991 года, которая не вошла в английскую версию книги. Соломон был в это время в Москве и пошел с художниками на баррикады к Белому дому, захватив с собой огромный флаг России, который Андрей Филиппов сделал в подарок Константину Звездочетову (этот флаг был развернут на баррикадах и попал в документальную хронику путча, в частности, в новости телеканала Си-эн-эн). И эти три дня в августе 1991 года лишь укрепили восхищение, которое Соломон питает к своим русским друзьям: «Для художников эти события позволили выйти на новый уровень свободы. Свобода всегда была их главной целью, но эти три дня подарили редкую возможность побороться за свободу физически, в режиме реального времени».

Об издании в прессе

Артгид
Эндрю Соломон. The Irony Tower. Советские художники во времена гласности
Сигма
Мы для вас, а вы для нас
  • Год2013
  • ЯзыкРусский
  • ПереводИрины Колисниченко
  • Тираж5000
  • Страниц496
  • ОбложкаМягкая
  • Цена600 руб.
Доступно в Bookmate

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми