18 декабря Музей закрывается в 18:00, кассы — в 17:00. Кафе Музея закрывается в 16:00, кухня — в 15:00. Приносим извинения за доставленные неудобства.

Обзор изданий к выставке «Трансатлантическая альтернатива»

Материал подготовили Ильмира Болотян, Марьяна Карышева, Валерий Леденёв и Мария Шматко

В Музее современного искусства «Гараж» проходит выставка «Трансатлантическая альтернатива. Кинетическое искусство и оп-арт в Восточной Европе и Латинской Америке в 1950–1970-е». Сотрудники библиотеки Музея составили обзор изданий об истории кинетического искусства по разные стороны Атлантики.

The Other Trans-Atlantic: Kinetic and Op Art in Eastern Europe and Latin America

Museum of Modern Art in Warsaw, 2017

Издание выпущено Музеем современного искусства Варшавы по случаю выставки «Трансатлантическая альтернатива», состоявшейся в польской столице перед тем, как приехать в Москву. Данная книга — не каталог проекта, а снабженный иллюстрациями сборник статей, рассматривающий историю кинетического искусства и оп-арта по разные стороны Атлантики с начала 1940-х по первую половину 1970-х.

Кинетизим и оп-арт, по мнению кураторов выставки Дитера Рёльстрете, Эбигейл Виноград и Марты Дзеваньской, были незаслуженно вытеснены и маргинализованы внутри «большой» истории искусства в пользу «высокого» модернизма. Критики вплоть до 1960-х годов не придавали этим направлениям большого значения, видя в работах их представителей не более чем «поделки» (novelties), а в знаменитой монографии «Искусство с 1900 года. Модернизм, антимодернизм, постмодернизм» упоминаются в основном западноевропейские представители движения.

Меж тем продолжают они во вступительной статье, кинетическое искусство и оп-арт стали одним из немногих по-настоящему международных движений в послевоенном искусстве, объединившим художников, живших в разных странах и работавших в различных социокультурных контекстах. Авторов, переосмысливших взаимоотношения между произведением и зрителей, «пересобравших» язык современного искусства на основе авангарда и современной науки, пытавшихся сделать этот язык понятным и демократичным, исходя из универсальных законов физики, математики и человеческого восприятия.

Отдельные публикации, вошедшие в сборник, посвящены истории кинетизма и оп-арта в Латинской Америке, где центрами кинетизма были Аргентина, Бразилия и Венесуэла, а Восточной Европе — Польша и Чехословакия. Отдельная статья, написанная куратором архива и библиотеки Музея «Гаража» Сашей Обуховой, очерчивает историю группы «Движение» и кинетического искусства в СССР. Эбигейл Виноград и Душан Барок подготовили подробную хронику событий 1941–1973 года, связанных с историей направления. В приложении приведены ключевые статьи и манифесты художников и теоретиков кинетизма и оп-арта. В. Л.

Visionary Structures. From Johansons to Johansons

The Latvian Centre for Contemporary Art, 2015

From Johansons to Johansons — каталог одноименной выставки, прошедшей в 2015 году в брюссельском Центре изящных искусств BOZAR и организованной Центром совместно с Латвийским Национальным художественным музеем и Латвийским центром современного искусства. Выставка прослеживала одну из траекторий развития латышского искусства, пролегавшую от конструктивизма к кинетизму и далее — к искусству, основанному на новых технологиях. Экспозиция объединяла работы трех поколений художников, работавших в разные эпохи, но сохранявших, по мнению кураторов, приверженность схожим идеям и течениям.

В 1920-е художники латышского происхождения Карл Иогансон и Густав Клуцис, принадлежавшие к группе конструктивистов в Москве, предложили новый способ визуализировать динамику современной жизни. К их наследию обращались авторы 1970-х годов: ряд художников, среди которых Валдис Целмс, Янис Криевс и Артурс Ринькис, были увлечены научной эстетикой и возможностями формообразования, которые стали возможны благодаря этой эстетике. Авторы этого круга работали не только как художники, но и как дизайнеры городских и природных ландшафтов, проектировщики интерьеров и дизайна космической техники — так, Янис Криевс был автором электронных динамических систем освещения жилых помещений.

В центре внимания нового поколения художников, представленных на выставке, оказалась современная наука — компьютерные технологии, язык которых, в отличие от эстетики кинетизма, не претендует на универсализм, но позволяет конструировать альтернативные микрореальности, постчеловеческий мир. Этот мир — как показывают работы Гинтса Габранса и Вольдемара Йохансона, состоит из частиц, биологической материи, генных цепочек и технологических алгоритмов.

И если в 1920-е в конструкциях Карла Иогансона и фотомонтажах Густава Клуциса мы видим утопию, созданную политическим и революционным воображением, а вместо художников — инженеров и дизайнеров, то визуальное мышление 1970-х годов обращается к «охлажденным», как назвала их куратор выставки Иева Астаховска, социалистическим идеалам. Кинетические объекты Валдиса Целмса, Яниса Криевса и Артурса Ринькиса, как пишет Астаховска, излучают кибернетический оптимизм и поэтический космический эскапизм. Эти художники нашли способы использовать государственный императив «технической эстетики» для своих собственных творческих исследований и наделить эту эстетику свободой формы и содержания.

Астаховска цитирует исследователя Андрея Харитонова, которому удалось точно охарактеризовать суть проектов латышских кинетистов: «Их объекты — это подарки советским людям от грядущего галактического общества, выполненные по принципу научно-технической рациональности». Некоторые из работ Целмса, Криевса и Ринькиса можно увидеть на выставке «Трансатлантическая альтернатива». И. Б.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ

A Little-Known Story about a Movement, a Magazine and the Computer’s Arrival in Art. New Tendencies and Bit International, 1961–1973

ZKM | Center for Arts and Media Karlsruhe, 2011

Увесистый том, посвященный «Новым тенденциям» — международному движению, возникшему в социалистической Югославии и развивавшему идеи оп-арта и кинетизма, а также набиравшего обороты компьютерного искусства — был выпущен в качестве послесловия к выставке «bit international. [Новые] тенденции. Компьютерные и визуальные исследования. Загреб, 1961–1973». Этот масштабный проект был показан в Новой галерее в Граце и ZKM | Медиамузее в Карлсруэ в 2007–2008 году.

В монументальном исследовании собрана информация по истории «Новых тенденций», начало которой положила встреча в 1961 году в Загребе бразильского художника Альмира де Сильвы Мавинье, жившего в Германии, и хорватского арт-критика Матко Мештровича, объединивших усилия с целью организовать выставку нового компьютерного искусства в Музее современного искусства Загреба, директором которого был поддержавший их идеи Божо Бек. После Загреба выставки «Новых тенденций» проходили в Италии, Германии и Франции, к 1968 году движение становится международным. В книге представлена подробная хронология выставок, симпозиумов и публикаций «Новых тенденций», а также история журнала Bit International, который издавали участники движения.

Многие участники «Новых тенденций» классифицировали свою работу как исследование — не только на уровне метода, но и в плане реорганизации художественных практик, более склоняясь к коллективному сотворчеству, чем к индивидуальной работе. Представители движения продвигали идею промышленного производства и мультиплицирования работ, а в новом искусстве видели отражение идеала современного демократического индустриального общества. Дискуссии, проходившие между 1968 и 1973 годом и задокументированные в этой книге, описывают темы и позиции, которые до сих пор отзываются в цифровом искусстве. М. К.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ

documenta III. Malerei, Skulptur

Verlag M. DuMont Shauberg, 1964

4. documenta. Katalog 1

Verlag Druck + Verlag GmbH Kassel, 1968

В 1964 году посетители кассельской выставки documenta III имели возможность познакомиться с искусством художников-кинетистов в секции «Свет и движение». Отбором работ для нее основатель «Документы» Арнольд Боде занимался единолично (над остальными разделами выставки работал комитет в составе 15 человек, в который в том числе входил сам Боде). Свой выбор он остановил по преимуществу на художниках западно-европейских, включая Хайнца Мака, Отто Пине, Гюнтера Юккера, Николаса Шеффера, участников французского объединения GRAV (Groupe de recherche d’art vusel — «Группа изучения визуального искусства») Франсуа Морелле и Хулио Ле Парка, Хесуса Рафаэля Сото (работы Ле Парка и Сото представлены в «Гараже») и других. Впрочем, во вступительной статье к каталогу, написанной членом отборочного комитета и научным консультантом documenta III Вернером Хафтманом, кинетизм и его представители не упоминаются. Формулируя кураторское кредо проекта, согласно которому «искусство — это то, что делают великие художники», свои рассуждения Хафтман фокусирует скорее вокруг представителей до- и послевоенного модернизма (от Матисса и Кандинского до Сэма Френсиса и Антони Тапиеса).

Эстафету переняла выставка 4. documenta, прошедшая в 1968 году под грифом «самой молодой „Документы“ в истории». Кинетизм и оп-арт — наряду с перформансом и хеппенингом, поп-артом и минимализмом — были представлены на ней относительно широко. В экспозицию вошли произведения Бриджет Райли, Виктора Вазарели, Гюлы Кошице, Зденека Сикоры (работы трех последних также представлены в «Гараже»), а также группы «Движение», правда, не совсем справедливо подписанные именем единолично Льва Нусберга, на деле не являвшегося автором произведений, воспроизведенных в каталоге. Каким образом эти вещи попали из СССР за границу (вопрос для 1960-х годов не праздный), в издании не поясняется, а лишь сообщается, что произведения советских авторов «не могут быть выданы на другие выставки».

Большой текст, посвященный кинетическому искусству и оп-арту, для каталога написал Вернер Шпис, описавший работы представителей этих направлений с точки зрения новейших на тот момент разработок в области психологии восприятия. «Оп-артом мы именуем произведения, апеллирующие зрению во всей его самодостаточности, — резюмирует он. — Механизмы, лежащие в основе кинетического искусства, перекрываются механизмами оп-арта лишь частично, но при этом их не стоит однозначно разводить. Их общий знаменатель — в определении художественного… в котором система смотрения/интерпретации… заменяется системой, разрушающей тождественность перцепции и апперцепцией (непосредственное восприятие и осмысление увиденного. — В. Л.)». Оба каталога изданы на немецком языке. В. Л.

Italian ZERO & Avantgarde ‘60s

Silvana Editoriale, 2011

Пути немецкого искусства с 1949 года по сегодняшний день. Из коллекции Института связей с зарубежными странами (ifa), Штутгарт

Майер, 2014

Издание подготовлено к выставке «Группа ZERO. Современное итальянское искусство середины ХХ века», прошедшей в 2011 году в Мультимедиа Арт Музее, Москва, и по структуре эту книгу можно считать альманахом. Издание, сообщается в предисловии, решено было «не предварять серьезным искусствоведческим текстом», дабы читатель (и посетитель выставки) мог «самостоятельно уловить и восстановить связи между отдельными художниками и произведениями». Это не означает, что текстов в издании не опубликовано вовсе. История и смысл работ участников «Зеро» раскрываются через публикации самих художников: фрагменты их писем, статей и комментариев к собственным произведениям, которые подробно представлены в настоящем издании.

«Зеро» было международном движением, активность которого разворачивалась также в Германии, Франции, Нидерландах. В случае Италии одной из ключевых фигур движения являлся Лучо Фонтана, чьи взгляды отражены манифестах, частично воспроизведенных в издании. Его идеи развивает статья Энрико Кастеллани и Пьеро Мандзони, опубликованная в журнале Azimuth в 1960 году. В «Критических заметках о теоретических вкладах в рамках новой тенденции» Манфредо Массирони сформулировал теоретические принципы социальных отношений в культуре, что метафорически нашло отражение в его работе «Нестабильное восприятие». Читателям также предлагается текст Нанды Виго о Лучо Фонтана, по форме, правда, больше похожий на воспоминания, чем критический очерк о нем.

Оп-арт Альберто Бьязи, геометризм Агостино Боналуми, конструкции Давиде Бориани, напоминающие работы группы «Движение», машины Бруно Мунари, белые поверхности Паоло Скеджи, зеркальные объекты Нанды Виго — каталог наглядно демонстрирует, как форма и создаваемая ей иллюзия движения в течение определенного периода в истории искусства стали актуальным художественным языком.

О немецкой ветви знаменитого движения (Хайнц Мак, Отто Пине и прочих) можно узнать из статьи Вернера Майера, опубликованной в каталоге «Пути немецкого искусства с 1949 год по сегодняшний день», прошедшей в 2014 году Московском музее современного искусства. М. Ш.

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми