Текст

Куратор Музея «Гараж» Валентин Дьяконов о выставке «Худпром Конго: живопись для народа»

Крупнейшая выставка этого лета в «Гараже» посвящена народному искусству двух очень разных регионов — Демократической Республики Конго и Чукотки. Куратор Музея Валентин Дьяконов объясняет, как оно оказалось в одной экспозиции.

Простому человеку нигде нет покоя. Лезет за пальмовым листом на дерево — встречает ядовитую змею, на суше несчастного стережет лев, а в воде поджидает крокодил. Это «Инакале» — популярный сюжет конголезской народной живописи, поговорка в картинках, мелодичный термин, который лучше всего передается на русский вульгаризмом «непруха».

Эдисак
Инакале. Буниа, Итури. 1992
Холст, масло
Королевский музей Центральной Африки, Тервюрен

Для истории Демократической Республики Конго XX века лучше слова не придумаешь. Сначала бельгийские колонизаторы использовали конголезцев как дешевую рабочую силу на добыче ценного каучука, установили строгую расовую иерархию и лишь к середине столетия пошли на некоторые уступки. В 1961-м, через полгода после обретения страной независимости, погибает ее первый премьер Патрис Лумумба. Под управлением Жозефа-Дезире Мобуту Конго дрейфует в сторону тоталитаризма и коррупции. А после отставки Мобуту в 1997 году началась многолетняя гражданская война, унесшая миллионы жизней.

На этом фоне развивается народная живопись, peinture popolaire. Первыми ценителями этого искусства стали не музеи и галереи, а этнографы, работавшие в Конго. Один из них, поляк Богумил Евсевицкий, 40 лет посвятил коллекционированию конголезской живописи и в 2013 году Передал свое собрание Королевскому музею Центральной Африки, расположенному в бельгийском городе Тервюрен. На основе этой коллекции и возникла выставка «Худпром Конго: живопись для народа», придуманная конголезским художником Самми Баложи и антропологом Бамби Кеппенс. В поисках настоящего искусства, важного для самих конголезцев, а не только европейских любителей экзотики, они находят примеры свободного творчества и в колониальный, и в независимый период, возвращая конголезцам право быть современными.

Худпром Чукотки

Россию не принято считать колонизатором, но на самом деле наша страна не раз прирастала чужими территориями, взятыми насильно. Крупнейший исследователь Чукотки Владимир Богораз-Тан сравнивал казаков, воевавших в Сибири во имя российской монархии, с испанскими конкистадорами в Мексике. Колонизация далеких краев не прекращалась и в советское время: Чукотка стала частью России в 1920 году, а в 1930-е развернулась крупная кампания по борьбе с борьбы с американским присутствием в регионе, включавшая в себя насильственную индустриализацию, коллективизацию и репрессии.

Предоставлено Сергиево-Посадским государственным историко-художественным музеем-заповедником

Резьба по кости, считающаяся традиционным чукотским искусством, возникла как сувенирная продукция для американских и русских моряков. В советское время кость стала отражением политики метрополии — Москвы. Обычный сюжет — старая и новая Чукотка по обе стороны моржового бивня. На лицевой стороне вырезаются достижения цивилизации, за которые надо благодарить новую власть, на обороте — местные ритуалы, неактуальные в связи с появлением новых реалий — квартир, колхозов и самолетов.

Валентин Дьяконов, куратор Музея «Гараж»


Материал впервые опубликован в Garage Gazette 2017.

СКАЧАТЬ В PDF

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми