В связи с существующими ограничениями посещение 2-й Триеннале российского современного искусства осуществляется по билетам с фиксированным временем. Просим вас приобретать билеты заранее онлайн на свободные слоты.

Сергей Бабкин «Залатанное отсутствие»

В своей недавней колонке для The Guardian исследователь Евгений Морозов назвал пандемию коронавируса событием, которое утвердило так называемый солюционизм как идеологию, определяющую стратегии деятельности государств и корпораций. Место рождения солюционизма — Кремниевая долина, что указывает как на причины его появления, так и на его суть. Согласно принципам солюционизма, провалы, вызванные глобалистскими неолиберальными политиками различных государств в последние десятилетия, в условиях ограниченных ресурсов и времени можно решить с помощью технологичных заплат на местах разрывов. Например, вместо совершенствования сети общественного транспорта можно просто сделать приложение, которое будет показывать движение автобусов и трамваев, чтобы пассажиры знали, сколько им еще ждать. Проблема с подобными приложениями-заплатами в том, что чаще всего они остаются в пользовании «навсегда», так как их появление отсрочивает структурные изменения, которые сделали бы эти приложения ненужными.

Во время пандемии коронавируса солюционистские заплаты были наложены на множество таких разрывов. Например, на «провалы» в доступе к врачебной помощи (видеозвонки и чаты вместо посещений врача — из-за «оптимизации» национальных систем здравоохранения) или в эпидемиологическом контроле (множество «технологичных» решений разной степени сомнительности, от пропусков до принудительных селфи — вместо обеспечения граждан ресурсами в целях соблюдения ими карантина), но также — уже децентрализовано — в обеспечении двух важнейших аспектов производства нематериального, в том числе «интеллектуального», продукта: коммуникации 1 и присутствия2. Причем найденная в последнем случае заплата лишний раз доказала печальное свойство солюционистов — веру в отсутствие у людей воображения, поскольку технология, призванная починить разрыв коммуникации и присутствия, руководствуется банальнейшим миметическим принципом трансляции различных способов человеческих собраний. Это видеоконференция.


Антон Цимерман. Без названия. 2020
Компьютерная графика
Предоставлено художником

Карантин, изоляция, удаленная работа (у тех, кому повезло), ежедневное наблюдение за графиками заражений, выздоровлений и смертей — очевидно, новые, ранее не испытанные условия жизни для большинства тех, кто попал в локдауны. Но вместо равенства в отсутствии и достоинства спокойно пережить мировую катастрофу в приватном пространстве мы получили инструмент, который неумело пытается доказать нам, что собрание, коммуникация, присутствие все еще возможны, что смена условий вполне может оказаться чем-то нейтральным или даже своего рода fun. Однако если и до пандемии доступ в пространства собраний был возможен не для всех, то о равенстве речь невозможна и в случае видеоконференций, которые требуют соблюдения различных условий вроде наличия веб-камеры и микрофона или достаточной скорости передачи данных. Присутствие здесь теряет свою дискретность и обретает степень: студент(ка) присутствует на семинаре и получает знания пропорционально своей приближенности к вышке 4G или тому, сколько он(а) платит по гибкой тарифной шкале за скорость безлимитного интернета. Плотность призрака модулируется его доходом.


Антон Цимерман. Без названия. 2020
Компьютерная графика
Предоставлено художником

Те же, кто решил проблему доступа в ключевое сейчас пространство видеоконференции, обнаруживают, как публичность просачивается через объектив веб-камеры. Теперь приватное пространство должно быть организовано так, чтобы одновременно отвечать необходимой строгости рабочего стола в опенспейсе и намекать на возможность моментальной трансформации в зону отдыха и личной жизни. Не в одном интернет-издании появилась рубрика о домашних рабочих местах светских персонажей3. Тем временем многим приходится организовать интерьер своих домов так, чтобы создать ощущение отстранения от жилого пространства, потому что именно эта дистанция, кажется, определяет приемлемость презентации пространства, куда бы до этого не пустили коллег и партнеров. Это колонизация личного времени и пространства технологией (являющейся агентом «быстрого капитализма»)4— наглым и неэлегантным способом: если вы не можете обеспечить присутствие, то присутствовать будет ваш образ, а в качестве бонуса вы еще и поделитесь образом пространства, в которое долгие годы инвестировали себя, а данные из которого изымали пока только нечеловеческим видением5.

Кажется странным, что во время пандемии мы безоговорочно приняли видеоконференцию как базовый принцип коммуникации, как будто согласившись с тем, что общение и присутствие в интернете — лишь эрзац такового в «тактильном» пространстве, заплата на невозможности непосредственного присутствия, а не просто-напросто набор иных практик. Общее цифровое пространство предлагает множество способов коммуникации, которые, пусть и не в полной мере, обеспечивают приватность и хотя бы не делают из вашего нецифрового личного пространства публичное, и обладают низким барьером доступа. Чат-румы, почтовые рассылки, совместная работа в расшаренных документах — это лишь банальные примеры, не требующие сверхактивации воображения, но достаточно мощные, чтобы сооружать вокруг себя целые сообщества со своей коллективной памятью6.


Антон Цимерман. Без названия. 2020
Компьютерная графика
Предоставлено художником

5 мая 2020, Москва


Об авторе

Сергей Бабкин — работник искусства, куратор, постоянный автор портала aroundart.org. Живет и работает в Москве.


Изображения

Антон Цимерман. Без названия. 2020
Компьютерная графика
Предоставлено художником


Примечания

1. Illouz, E. Cold Intimacies. Cambridge: Polity, 2007.

2. Штайерль, Х. Ужас тотального Dasein: Экономики присутствия в поле искусства

3. См., например, рубрику The Blueprint «Дома на работе» или материал The Village «Сотрудники The Village оценивают домашние рабочие места друг друга

4. Agger, B. Speeding up Fast Capitalism. London: Routledge, 2004.

5. Bridle, J. New Ways of Seeing [подкаст].

6. Appadurai, A. Archive and Aspiration // Brouwer, Joke, Mulder, Arjen (eds). Information Is Alive. Rotterdam: V_2 Publications, P. 14–25.

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми