В связи с существующими ограничениями посещение 2-й Триеннале российского современного искусства осуществляется по билетам с фиксированным временем. Просим вас приобретать билеты заранее онлайн на свободные слоты.

Евгения Абрамова «“Панч и Джуди”: трикстер и/или трикстерка?»

Пандемия застала меня за работой над проектом по переделке трикстера. Как социолог искусства, организовавший свой микробизнес по пошиву одежды, я занималась созданием коллекции брюк, и ее центральной фигурой был выбран и назначен мистер Панч. В XIX веке он был популярным персонажем уличного кукольного театра в Британии. Но и сегодня пьеса «Панч и Джуди» продолжает исполняться перед публикой приморских городков. Однако ее содержание почти полностью изменилось.

В версии 1870 года Панч — это трикстер, случайно или намеренно убивающий сперва своего ребенка и жену Джуди, затем доктора, констебля, тюремщика и, наконец, дьявола. На иллюстрациях карикатуриста Джорджа Крукшанка мистер Панч предстает типом с огромным носом и выпученными глазами, наряженным в камзол, большой воротник и треуголку. В таком виде, размахивая палкой, хихикая и напевая дурацкие песенки, мистер Панч расправляется с центральными фигурами эпохи модерна, а вместе с ними и с общественными институтами: семьей, медициной, полицией, тюрьмой, церковью и христианским миром в целом. Панч — персонаж с мужским гендером, декларирующий маскулинность per se, а вместе с ними — насилие и патриархальный порядок.


Анастасия Богомолова. Trick or trickstar. 2020
Фотография, созданная в арт-резиденции «Шишимская горка», Екатеринбург
Предоставлено художником

Современная версия пьесы стремится исключить насилие везде, где только возможно, поэтому мистер Панч из маскулинного трикстера превращен в почти миролюбивую фигуру, Джуди жива и находится на сцене дольше, чем раньше, другие человеческие персонажи частично заменены на животных, и Панч часто бывает понарошку съеден крокодилом под смех детишек — единственных зрителей, которые только и остаются смотреть теперь это вконец безобидное представление.

Скука, на которую жалуются взрослые, спрашивающие, покажут ли сегодня оригинальную версию «Панча и Джуди», возникает от того, что трансформация сюжета оставила нетронутым сам гендер главного персонажа. Представляется, что потенциал такой перемены может быть огромен. Ведь достаточно разместить Панча без приставки «мистер», но с флуктуирующим гендером в кругу уже знакомых представителей общественных институтов, и зрители смогут увидеть, как проступают, казалось бы, давно исчезнувшие элементы модерна. И тогда Панч, будучи квиром и в то же время оставаясь трикстером, сможет устроить последний бой с ними.

Но в мире началась пандемия и увлекательный боевик на новый лад пришлось отложить, потому что рассуждения о переделке трикстера на такого, у кого есть множество гендерных идентичностей, стали выглядеть избыточными. Популистская волна, подгоняемая пересмотром действующей российской конституции, низкими ценами на нефть и обеднением среднего класса, сделала актуальными рассуждения о пирамиде Маслоу, где квиру нет места на первых двух уровнях — «Физиологические потребности» и «Потребность в безопасности»; ведь именно их требуется обеспечить в первую очередь для выживания человечества. И, кажется, лучшее, что можно сделать в таких чрезвычайных обстоятельствах — это не экспериментировать с новым непредсказуемым квиром, а обратиться к «женской» фигуре. Но не в форме архетипической идеальной Матери, на которую уповают в ожидании лучших времен, а скорее в варианте женского трикстера.

В книге Scheherazade’s Sisters: Trickster Heroines and Their Stories in World Literature («Сестры Шахерезады. Героини-трикстеры и их истории в мировой литературе») британский литературовед Мэрилин Юрич представляет немало таких персонажей. Женский трикстер, trickstar, трикстерка — их можно обнаружить в расширенном круге источников фольклорной и литературной традиции. Их объединяет использование тех немногих ресурсов, что у них есть, для защиты себя и/или спасения других, они стремятся «разоблачать и протестовать против притеснений» и борются за «создание социальной и политической справедливости для обоих полов».

Именно трикстерки, по мнению Юрич, способны «найти освобождение даже в самых тяжелых обстоятельствах», «преобразовать обвинения и притеснения в самооправдание, трансформировать опасную ситуацию в свои преимущества». Более того, трикстерки, помогая женщинам и мужчинам, проявляют при этом изобретательность и упорство, а методы, которые они используют, требуют дерзости, стойкости и выносливости. В некотором смысле знакомство с такими фигурами дарит читателям надежду после утраты надежды.

И тогда получается, что сегодня главным действующим персонажем пьесы должна стать Джуди. Но — что, если выбор стоит не между разными версиями трикстера, «мужским» Панчем и «женской» Джуди? Ведь такой гендерный расклад устарел еще до того, как на сцену вышел «квир» Панч. Возможно, пьеса требует такой переделки трикстера, результат которой оставит гендер в стороне? Или, как вариант, в новой пьесе будет возможность балансировать между ригидными категориями гендера? Или менять их, не застывая ни в одной, по крайней мере, надолго? А пока для наименования центральной персоны можно использовать то же название пьесы, но написанное слитно — «ПанчДжуди». И это подходящее имя для названия коллекции брюк, продолжая которую можно искать ответы на эти вопросы.

4 мая 2020, Москва


Об авторе

Евгения Абрамова — социолог искусства, создательница бренда одежды FLUCT и швейной мастерской «Яуза». Живет и работает в Москве.


Изображение

Анастасия Богомолова. Trick or trickstar. 2020
Фотография, созданная в арт-резиденции «Шишимская горка», Екатеринбург
Предоставлено художником

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми