Исследовательская лаборатория «Мы храним наши белые сны»

Исследовательская лаборатория «Мы храним наши белые сны»

Об участниках

Кураторы: Екатерина Иноземцева, Андрей Мизиано
Научный редактор: Надя Плунгян

Исследовательская группа: Дарья Бобренко, Елена Бугакова, Оксана Полякова, Марина Сидакова, Иван Ярыгин

Участники лаборатории: Максим Буров, Валентин Дьяконов, Евгений Кузьмишин, Никита Павловской, Надя Плунгян, Мария Силина, Ирина Сироткина, Анна Толстова, Алексей Улько, Илья Утехин, Борис Чухович

Художник издания: Александра Сухарева

Исследовательская лаборатория «Мы храним наши белые сны» является продолжением одноименной выставки-исследования, прошедшей в Музее «Гараж» в 2020 году, суммирует и расширяет тематический горизонт проекта. Лаборатория охватывает редкие, связанные с мистическим познанием мира культурные феномены и трагические биографии людей, чьи авторские поиски были тесно связаны с «сверхчувственным» познанием мира, тайным знанием, закрытыми сообществами и часто исходом на советский Восток в поисках истины и лучшей доли. Результатом работы исследовательской группы должно стать масштабное иллюстрированное издание на русском и английском языках.

Многие носители «тайного знания» столкнулись со сталинским террором — люди погибали, оказывались в лагерях, отказывались от убеждений, утрачивали свои архивы, потому планируемая книга является не только искусствоведческим изысканием, но также коллективной попыткой реставрации подвергшихся насильственному забвению биографий. Среди них: Исаак Иткинд, группа «Амаравелла», Василий Ватагин, Ариадна Арендт, Римма Николаева, Сергей Калмыков, Юлиан Щуцкий, Даниил Степанов, Усто Мумин, Маргарита Сабашникова и другие. Особый фокус исследования будет наведен на малоизученную эзотерическую деятельность Андрея Белого и Георгия Гурджиева, которые не столкнулись с советскими репрессиями.

Исследуемый пласт искусства живет как будто по краям, в стороне от свершений модернизма и советского радикального авангарда в частности, в сознательно тайном и невидимом режиме (в том числе и для специалистов), поскольку оно представляло собой не эстетический эксперимент, а артефакт, свидетельствующий о духовном откровении. Личные и творческие судьбы складываются в сложную карту прямых или опосредованных контактов между героями: участие не только в антропософском движении, но и в иных духовных кружках и объединениях (масонство, розенкрейцерство, теософия, личные синтетические духовные проекты) — часто один человек мог участвовать в трех или четырех — создавало систему искренних дружеских и творческих отношений, которые продолжались и в ссыльных скитаниях.

Издание будет сопровождено широким библиографическим материалом и проиллюстрировано множеством изображений, многие из которых будут опубликованы впервые.