В связи с существующими ограничениями посещение 2-й Триеннале российского современного искусства осуществляется по билетам с фиксированным временем. Просим вас приобретать билеты заранее онлайн на свободные слоты.

0.1

Александра Сухарева «Криста. Аргирис. Юдора»

Три работы Александры Сухаревой на выставке «Мы храним наши белые сны», созданные в разное время и при разных обстоятельствах, объединены в трилогию «Криста. Аргирис. Юдора». Триада названий не имеет известных топографических или мифологических привязок, она отсылает к Nâ-Kojâ-Abâd (от перс. страна Вне-где, место за пределами места) — ландшафтам воображения в контексте рассуждений французского философа, исследователя исламского гностицизма Анри Корбена. В статье «Мир Воображения» Корбен говорит о мире, расположенном между чувственным и умопостигаемым, «полностью объективном и реальном, где все существующее в чувственном мире имеет свой аналог, не воспринимаемый, однако, чувствами». Произведения Сухаревой определяют и гарантируют эту корбеновскую реальность когнитивного переживания, они суть не артефакты, не следы приобретенного опыта, не вольные интерпретации видений, а ключи.

Первая работа, которую встречает зритель на выставке, — это универсальный коммуникатор, специально разработанный механизм, предполагающий участие двух человек. Каждый из них протягивает руки в специальных рукавах к рычагу аппарата. Под этим рычагом расположена круглая панель с листом бумаги. Участники, лишенные нормативного оптического регулятора, доверяясь лишь общему моторному образу — своеобразному отзвуку идеи в теле, — производят «сейсмограммы» обоюдного знания.

Внутри коммуникатора детали раскрашены в разные, но не случайные цвета. Цвет в этом случае становится как бы праэлементом, началом живописи и — шире — художественной практики в целом, разные цвета вступают между собой (при этом оставаясь скрытыми от участников, работающих с коммуникатором) в специфические силовые отношения. Не случаен и тот факт, что сеанс работы с коммуникатором коллективный. Для Сухаревой принципиально формирование нового типа коммуникации, разворачивающейся за пределами привычного общественного взаимодействия: по словам художницы, «вообразить — значит разбить условность имажинативной стагнации настоящего».

Линия иного коммуникативного основания прослеживается и в другой работе Сухаревой, представляющей собой пространство для коллективного «гипнотического сеанса». Участники, как и в случае с коммуникатором, не видят происходящего вокруг — у них на глазах маски. По цепочке от одного к другому переходит сюжет, который модерируется голосом художницы. Находясь в состоянии легкого транса, участники переживают ощущение иной связанности, их отношения определяются не бытовой или нормативно-социальной логикой, а логикой совместного Воображаемого.

Еще одно произведение существует в мерцающем режиме: речь о «сеансах сна» в экспозиции. Согласно некоторым теориям, место и обстоятельства сна могут влиять на «сонопроизводство», образная структура сновидения подвержена влиянию окружающей спящего среды. В этом контексте выставка «Мы храним наши белые сны» становится своего рода лабораторией сна, местом эксперимента, участники которого вступают в опосредованную коммуникацию, происходящую вне зоны привычной дневной реальности.

«Криста. Аргирис. Юдора» собираются в цельность, ощущаемую интуитивно. Основанием этой цельности можно считать возможность построения нового типа отношений. Отношений альтернативной связанности людей, появляющейся, обращаясь к тому же Корбену, в «месте за пределами места; “месте”, которое не содержится в каком-то другом месте, в некотором topos. Это тот случай, когда невозможно дать ответ на вопрос “Где?” жестом руки».

Е. И.