На время монтажа катка вход в Музей со стороны Парка закрыт. Пожалуйста, воспользуйтесь входом со стороны площади Искусств. Приносим извинения за доставленные неудобства.

Обзор любимых новинок сотрудников библиотеки

Материал подготовили Ильмира Болотян, Елена Ищенко, Марьяна Карышева, Валерий Леденёв и Анастасия Тишунина

В декабре библиотеке Музея «Гараж» исполняется два года со дня открытия. В юбилейном обзоре сотрудники научного отдела рассказывают о своих любимых новинках из книжной коллекции.

Tänd mörkret! Svensk konst 1975–1985

Copenhagen: Norhaven Paperbacks, 2007. — 185 pp.

Выставка, по случаю которой вышло это издание, стала продолжением проекта Hjärtat sitter till vänster («Сердце находится слева») 1998 года об искусстве Швеции 1964–1974 гг. Художники и кураторы обоих проектов Ула Остранд (Ola Åstrand) и Ульф Киландер (Ulf Kihlander) рассказывают, что «заявленное в названии выставки десятилетие — короткий, но богатый на события период в истории шведского искусства, и мы хотели привлечь к нему внимание молодой публики». «А еще, — добавляют они, — мы хотели исправить недочеты предыдущей выставки, в которой, к примеру, совсем отсутствовала тема музыки».

Отдельная глава посвящена шведскому панку. Да и название Tänd mörkret («Освети тьму») — появившийся в 1976 году слоган панков. Оно же отсылает к работе художника Карстена Рейильда (Carsten Regild) «Черная лампочка» (Svart glödlampa), помещенной на обложку книги.

Помимо истории панка в воспоминаниях, интервью и выдержках из статей освещаются все аспекты культурной и политической жизни Швеции между 1975 и 1985 годом. Одна из глав рассказывает о феминистском искусстве и первых выставках женщин-художниц в Гётеборге. Большое внимание уделено искусству перформанса, как раз в то десятилетие активно развивавшемуся в шведской художественной среде.

Швеция — не самая заметная страна в современном искусстве, но на ее арт-сцене работали любопытные художники вроде Эрланда Кульберга (Erland Cullberg), Лейфа Эльгрена (Leif Elggren), поэтического коллектива «Везувий» (Vesuvius), Кьяртана Слеттемарка (Kjartan Slettemark), начавшего изображать собаку за 20 лет до Олега Кулика, и многих других, о которых рассказывает книга. А. Т.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ

Dan Perjovschi. Auto Drawings

Göppingen: Kunsthalle Göppingen, 2003. — 48 pp.

Каталог рисунков известного румынского художника Дана Пержовски поступил в книжную коллекцию «Гаража» из личной библиотеки Виктора Мизиано. В издание вошли работы, показанные на персональной выставке автора в Кунсталле Гёппингена в Германии в 2003 году. Рисунки Пержовски подчеркнуто схематичны и во многом близки к иллюстрации или карикатуре. Художник знаменит своими остроумными и меткими комментариями относительно современной глобализованной арт-системы, и его работы, собранные под обложкой настоящего издания, кажутся более сдержанными по интонациям и не такими колкими, как рисунки последних лет. В книге опубликована статья Вернера Майера с весьма точным анализом работ Пержовски и кратким экскурсом в историю диссидентского искусства Румынии 1980-х, в среде которого сформировался художник. В. Л.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ

Сьюзен Сонтаг. Болезнь как метафора

М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. — 176 с.

Сонтаг можно считать изобретательницей нового жанра философской публицистики, в которой разные явления препарируются до почти «дистиллированного», беспримесного состояния. Аналогичным образом она поступает со смертельными болезнями — туберкулезом, раком и СПИДом — в эссе «Болезнь как метафора» (1978) и «СПИД и его метафоры» (1989), изданных в рамках совместной издательской программы «Гаража» и «Ад Маргинем Пресс» и до сих пор не потерявших актуальности.

Цель Сонтаг — не просто рассказать о литературных и бытовых мифах вокруг болезней, но разграничить саму болезнь и представления о ней. Сонтаг, страдавшая от рака, хорошо понимала, что у каждого существует «два паспорта — в царстве здоровых и в царстве больных» и что вряд ли возможно поселиться в царстве больных, не отягощая себя «пылающими метафорами».

Оппозиция «туберкулез — рак» в культуре выстроена Сонтаг последовательно и глубоко, но основной пафос ее эссе — против присвоения болезням «моралистического» аспекта. Ведь теории болезни, напоминает она, — средство возложить вину на больных. Пациентам внушают, что они сами, пусть неосознанно, спровоцировали болезнь и потому ее заслужили.

Аналогичным образом в оппозиции «СПИД — рак» Сонтаг препарирует риторику в культуре вокруг СПИДа. В случае СПИДа стыд, сопровождающий другие болезни, превращается в вину, ведь все в курсе, кто входит в «группу риска». Подобная риторика сыграла на руку политикам, которые использовали метафору болезни как кары против геев, мигрантов и прочих Других. В их речах СПИД легко превращался в «гомосексуальную чуму» и становился поводом для дискриминации.

В заключение Сонтаг отмечает, что ожидание апокалипсиса стало привычным для современного общества, однако когда-нибудь тот же СПИД превратится просто в болезнь, которая будет излечима и потеряет все свое метафорическое окружение. И. Б.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ

Алексей Юрчак. Это было навсегда, пока не закончилось. Последнее советское поколение

М.: Новое литературное обозрение, 2014. — 664 с.

Ключевая работа антрополога, профессора Калифорнийского университета в Беркли (США) Алексея Юрчака посвящена последнему советскому поколению (тем, кто родился в 50–60-е) и внутренним причинам, приведшим к распаду СССР. Стартовой точкой становится смерть Сталина — исчезновение реальной авторитетной фигуры, послужившее причиной перформативного сдвига — потери буквального смысла государственной риторикой. Тем не менее она продолжала бесконечно цитироваться и воспроизводиться во всех сферах жизни — от вступления в комсомол до акта голосования, — производя тем самым новый, перформативный смысл. Присутствие на партсобрании уже не говорило о реальном интересе к речам выступающих, но позволяло сформировать образ присутствующих как «нормальных» людей, которые должны посвятить 15 минут партии, чтобы заниматься за пределами актового зала своими делами.

Основывая свое исследование в первую очередь на таких «нормальных людях», Юрчак отказывается от привычного — особенно для исследователей культуры — бинарного разделения на конформизм и нонконформизм, на официальное и подпольное, на советское и антисоветское. Он вводит термин, через призму которого последовательно анализирует все области жизни советского человека, — вненаходимость. Под ней понимается определенный образ жизни позднего советского поколения — от комсоргов до представителей андеграундной культуры, которые терпели скуку партсобраний ради новой пластинки The Beatles на рентгеновском снимке. Официальный дискурс, потерявший всякий реальный смысл, уже не требовал активного вовлечения и потому был комфортным фоном для самых разнообразных занятий — от изучения нелинейной алгебры или иностранных языков до посиделок в новых кафе и создания рок-групп.

Отдельного внимания заслуживают главы, посвященные художественным практикам того времени — «Митькам», некрореалистам, работам Дмитрия А. Пригова и обширному советскому фольклору. Е. И.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ

Говард Чапник. Правда не нуждается в союзниках

СПб.: Клаудберри, 2016. — 456 с.

В 2016 году санкт-петербургское издательство «Клаудберри» выпустило перевод фундаментального труда по истории и практике фотожурналистики, написанного руководителем знаменитого фотоагентства Black Star Говардом Чапником в 1994 году. В книге изложены общие практические советы начинающим фотожурналистам, касающиеся подготовки портфолио и фотокниг, манер поведения, тонкостей и особенностей работы с заказчиками и агентствами. Кроме того, в книге рассматриваются базовые принципы профессиональной этики, в том числе основополагающее понятие «неравнодушный фотограф» (concerned photographer), введенное Корнеллом Капой. Отдельные главы посвящены темам существования расовой и гендерной дискриминации в профессиональных кругах, а также острым этическим вопросам, часто поднимающимся в связи с фотожурналистикой и становящимся все более актуальными в эпоху стремительно развивающихся цифровых технологий.

Свои рассуждения Чапник сопровождает цитатами из интервью и личных бесед с крупнейшими представителями профессионального сообщества (Доротея Ланж, Корнелл Капа, Юджин Смит, Донна Феррато и др.), попутно знакомя читателя с историей фотожурналистики, ее трудностями и достижениями.

В предисловии Владимира Дудченко дан обзор изменений, произошедших с момента первого выхода издания в 1994 году, с точки зрения как еще большего распространения доступных технологий съемки, так и расширения понятия журналистской фотографии и перехода ее на территорию искусства. М. К.

ПЕРЕЙТИ В КАТАЛОГ



Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми