Музей «Гараж» временно закрыт. Следите за проектом «“Гараж”. Самоизоляция», нашими социальными сетями и рассылками.

О том, как поддержать нас, можно узнать здесь.

Раздел «От изобретения пейзажа к искусству окружающей среды»

Именно человек научил лошадей целоваться, как президенты. 

Ханс Арп,
художник

В этом зале представлены произведения различных эпох, маркирующие поворотные вехи во взаимоотношениях человека и природы и увиденные сквозь призму искусства, урбанистики и технологий. Организованные в хронологическом порядке, эти произведения вместе с тем намечают основные темы выставки в целом. Таким образом, этот зал оказывается своеобразным машинным отделением, обеспечивающим жизнь на космическом корабле, — как в фильме «Солярис», мы встречаем здесь фрагментарный архив исторической памяти, собрание нарративов, неразрывно связанных с культурным кодом человечества и одновременно служащих осторожным предупреждением будущим поколениям, которое стоит взять с собой, даже покидая эту планету.

Экспозицию открывает редкая фламандская шпалера (вердюра), сотканная на мануфактуре города Граммона в середине XVI века неизвестным мастером. Она изображает природу неподвластной человеку, дикой и необузданной, обнаруживая всплеск иррационализма в картине мира Нового времени. Золотой век голландской живописи, представленный картинами Саломона ван Рёйсдала и Карела Дюжардена, открыл дорогу пейзажу как самостоятельному жанру в живописи. Прежде служившие лишь фоном для библейских и мифологических сцен изображения природы в голландском пейзаже оказались самодостаточным сюжетом, а с развитием цивилизации особый смысл обрел ностальгический «возврат к природе» в жанре пасторали.

Спустя два столетия — на пике позитивизма в науке и технике — процветали идеи эволюции и трансформации: новаторы, подобные Эдварду Майбриджу, привели в движение время и материю. В результате искусство в значительной степени освободилось от задачи отображения реальности и стало ареной для испытаний различных моделей взаимодействия между человеком и материальным миром. Примером служит печатная графика Макса Эрнста, в которой художник представил свою версию «естественной истории», используя приемы автоматического рисунка и давая волю воображению. Случаи сознательного отступления от модернистской технократической парадигмы под знаком возвращения к природе представлены планами Ле Корбюзье для города Алжира, а также работами Михаила Матюшина, принадлежащими к течению «органической культуры» в русском авангарде.

Во второй половине ХХ века природа становится не сюжетом, а материалом искусства — рождение в конце 1960-х ленд-арта позволило говорить об окружающей среде как о художественном средстве. Развитие ленд-арта и энвайронмента совпало с растущим общественным интересом к охране окружающей среды, что привело к появлению экологичеcкой политики на государственном и гражданском уровнях. За те же полвека искусство пережило сложную историю отношений с экологией: от объективации природы до комплексных экологических систем (как в инсталляции Ханса Хааке), от символических жестов в защиту планеты (в перформансе группы «Гнездо») до критического искусства (произведения Марты Рослер и Ким Абелес).