В связи с существующими ограничениями посещение 2-й Триеннале российского современного искусства осуществляется по билетам с фиксированным временем. Просим вас приобретать билеты заранее онлайн на свободные слоты.

Рокея Сакхават Хоссейн. Сон Султаны

Музей «Гараж» публикует перевод рассказа бенгальской суфражистки, просветительницы и пионера женского образования в Южной Азии Рокеи Сакхават Хоссейн «Сон Султаны» (1905).

Во «Сне» развернут образ утопического (а для некоторых, возможно, наоборот — дистопического) государства Ледилэнд, в котором зеркально отображены гендерные иерархии: страной руководят исключительно женщины. Они сдерживают обуреваемых захватническими настроениями мужчин, отражают вражеские удары, искореняют преступность. В Ледилэнде введено всеобщее женское образование, практикуют альтернативное природопользование и полагаются на экологический транспорт.

Визионерский рассказ, напечатанный более ста лет назад в англоязычном женском журнале The Indian Ladies’ Magazine, первом издании подобного рода в Британской Индии, давно стал классикой феминисткой литературы в Южной Азии, предвосхитив не только женское освободительное движение, но и общеобязательную сегодня экологическую повестку. «Сон Султаны» также вдохновил участницу программы «Полевые исследования» Афру Шафик на создание онлайн-игры «Явь Султаны» — феминистского квеста в духе кэрролловской «Алисы в стране чудес». «Явь Султаны» — это сайт в эстетике нет-арта 1990-х, на котором рассказывается история эмансипации женщин Индии — от принцесс, сокрытых во внутренних покоях дворцов, до закабаленных домохозяек, а также о том, как складывались их отношения с образованием: книгами, допуском к знанию и домашними курсами.

В фокусе внимания «полевого исследования» Афры Шафик визуальные образы из русских сказок и рассказов советских писателей, знакомые многим жителям полуострова Индостан еще со времен Холодной войны. Десятилетия интенсивной советской дипломатии между СССР и Индией в послевоенные годы сформировали гибридное пространство общей культуры, доступ к которому в обеих странах имели представители разных социальных слоев. Переводная литература, двусторонний кинопрокат, гастроли балетных и цирковых трупп насыщали коллективное воображение и давали представления друг о друге жителям Индии и СССР, а советская книжная иллюстрация составляет заметную часть детских воспоминаний для поколения, выросшего в Индии с 1960-х по середину 1980-х годов.

Рассказ «Сон Султаны», опубликованный на сайте «Гаража», проиллюстрирован работами современной индийской художницы Читры Ганеш. В своих работах она создала узнаваемый стиль, одновременно напоминающий об индийских комиксах 1960-х (в частности графическую новеллу Amar Chitra Katha) и винтажных иллюстрациях к фэнтези и научно-популярной литературе. В контексте исследования Шафик уместным кажется сравнение рисунков Ганеш с гравюрами, создававшимися учениками школы «Полиграф» (класса Владимира Фаворского — по сути отпочковавшегося от Вхутемаса). Так, серия Ганеш «Сон Султаны» рифмуется с работами Андрея Гончарова или Владимира Ковенацкого, открывая пространство для спекуляций о том, как сегодня новое поколение индийских и российских художников и кураторов может взаимодействовать с общим культурным прошлым.

Ярослав Воловод
Куратор Музея современного искусства «Гараж»


Как-то раз вечером в спальне я лениво размышляла о положении индийских женщин, откинувшись в мягком кресле. Задремала я или нет — не могу сказать. Но помню, что все было как наяву. Я отчетливо видела лунное небо, на котором блестели мириады похожих на алмазы звезд.

Вдруг передо мной оказалась женщина — не знаю, как она вошла. Я приняла ее за свою подругу, сестру Сару.

— Доброе утро, — сказала сестра Сара. Я улыбнулась про себя, ибо знала, что было не утро, но звездная ночь. Но в ответ я спросила: «Как поживаешь?».

— Хорошо, спасибо. Не хочешь ли выйти наружу и посмотреть на сад?

Я снова посмотрела на луну через открытое окно и рассудила, что прогулка в это время не повредит. Слуги за дверями уже крепко спали, и я могла спокойно прогуляться с сестрой Сарой.

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

Когда мы были в Дарджилинге, то часто гуляли с сестрой Сарой. Много раз мы бродили рука об руку по ботаническому саду и беззаботно болтали. Мне показалось, что сестра Сара хотела прогуляться по саду, поэтому я радостно приняла ее предложение и вышла наружу.

К моему удивлению, там уже настало погожее утро. Весь город не спал, и улицы были полны народа. Мне было очень неловко гулять при свете дня, но нигде не было видно ни единого мужчины.

Некоторые прохожие подшучивали надо мной. И хотя я не понимала языка, на котором они говорили, я точно знала, что они шутят. Я спросила подругу: «О чем это они говорят?»

— Женщины считают, что ты выглядишь очень мужественно.

— Мужественно? — переспросила я. — Что они под этим понимают?

— То, что ты робка и стеснительна, словно мужчина.

— Робка и стеснительна, словно мужчина?

Это явно шутка. Я забеспокоилась, когда осознала, что меня сопровождает не сестра Сара, но незнакомая женщина. Как глупо с моей стороны — перепутать эту даму с моей милой подругой, сестрой Сарой!

 Она почувствовала, как дрожат мои пальцы, ибо мы держались за руки.

— Что случилось, дорогая? — участливо спросила она.

— Мне неловко, — сказала я извинительным тоном, — ибо я соблюдаю пурду и не привыкла ходить без вуали.

— Не бойся, мужчин ты здесь не увидишь. Мы в Ледилэнде, стране, свободной от соблазнов и греха. Здесь правит сама добродетель.

Вскоре я залюбовалась пейзажем. Он был крайне живописен. Небольшой зеленый газон я приняла за бархатную подушку. Мне казалось, будто я ступаю по мягкому ковру, и когда я посмотрела вниз, то увидела покрытую мхом и цветами дорожку.

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

— Какая красота! — воскликнула я.

— Тебе нравится? — спросила сестра Сара. (Я продолжила называть ее сестрой Сарой, а она обращалась ко мне по имени.)

— Да, очень. Но я не привыкла ходить по нежным и мягким цветам.

— Не переживай, милая Султана, ты не нанесешь им вреда; это уличные цветы.

— Все это так похоже на сад, — с восторгом сказала я. — Здесь так умело расположен каждый цветок!

— Если бы твои соотечественники захотели, и твоя Калькутта превратилась бы в сад куда лучше, чем этот.

— Они бы сочли бесполезным придавать столько внимания садоводству, пока есть столько других дел.

— Они не могут найти оправдания получше, — улыбнулась она.

Мне стало очень интересно, куда же делись мужчины. Пока мы шли, я увидела более сотни женщин, но ни единого мужчины.

— А где мужчины? — спросила я.

— Там, где они и должны быть, на своих местах.

— Скажи пожалуйста, что значит — на своих местах?

— О, я поняла свою ошибку — ведь ты не была здесь и не знаешь наших обычаев. Мы затворили мужчин.

— Как нас затворяют в зенане?

— Именно так.

— Забавно, — и я расхохоталась. Сестра Сара тоже рассмеялась.

— Ведь как это несправедливо, милая Султана — затворять безвредных женщин и распускать мужчин.

— Почему? Нам небезопасно покидать зенану, ибо мы по природе слабы.

— Конечно небезопасно, пока на улицах есть мужчины, но разве не менее опасно, когда дикий зверь оказывается на базаре?

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

— Конечно нет.

— Предположим, из сумасшедшего дома сбежали безумцы, которые доставляют всяческие неудобства людям, лошадям и другим созданиям. Что в таком случае сделают твои сограждане?

— Попытаются схватить их и поместить обратно в сумасшедший дом.

— Вот, пожалуйста! А тебе не кажется, что разумно держать здоровых людей в приюте и выпускать больных?

— Конечно нет! — легко рассмеялась я.

— А ведь в вашей стране поступают именно так! Мужчины, которые доставляют — или, по крайне мере, способны доставить — всяческие неудобства, вольно разгуливают снаружи, а невинные женщины заперты в зенане! Как можно выпускать таких нецивилизованных мужчин наружу?

— У нас нет ни права, ни голоса в управлении нашими общественными делами. Мужчина в Индии — хозяин и царь, он присвоил себе всю власть и привилегии и затворил женщин в зенане.

— Но почему вы позволили себе оказаться запертыми?

— Ведь что поделать, они же сильнее женщин.

— Лев сильнее человека, но это не позволяет ему управлять человеческим родом. Вы пренебрегли долгом заботы о себе и, закрыв глаза на собственные интересы, потеряли свои естественные права.

— Но, милая сестра Сара, если мы будем все делать сами, то что тогда останется мужчинам?

— Прости, конечно, но им и не стоит ничего делать, они ни на что не годятся. Только хватай их и затворяй в зенане.

— Но разве легко поймать и запереть их в четырех стенах? — спросила я. — И даже если сделать так, не окажутся ли вместе с ними в зенане и их занятия — политика и торговля?

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

Сестра Сара не ответила. Она лишь мило улыбнулась. Возможно, она посчитала бессмысленным продолжать спор с той, которая, по ее мнению, была не лучше лягушки в колодце.

К тому времени мы достигли дома сестры Сары. Он располагался в прекрасном саду в форме сердца. Это было бунгало с рифленой железной крышей. Внутри было лучше и прохладней, чем в любом из домов наших богачей. Я не могу описать ни насколько опрятно и аккуратно был обставлен этот дом, ни с каким вкусом он был убран.

Мы уселись рядом. Она вынесла из гостиной вышивку и начала работу над новым рисунком.

— Ты умеешь вязать и вышивать?

— Да, ведь в зенане больше нечего делать.

— Но мы не доверяем вышивку тем, кто сидит у нас в зенане, — рассмеялась она, — ибо у мужчины не хватит терпения даже продеть нитку в игольное ушко!

— Ты все это сделала сама? — спросила я, указывая на детали вышитых скатертей для чайных столиков на трех ножках.

— Да.

— Но как у тебя нашлось время на эту работу? У тебя ведь есть и конторские обязанности. Разве нет?

— Да. Но я не сижу в лаборатории днями. Я успеваю сделать работу за два часа.

— За два часа! Как это у тебя получается? Чиновники у нас в стране, — магистраты, например, — работают по семь часов в день.

— Видела я, как они работают. Ты думаешь, они работают все семь часов подряд?

— Конечно!

— Нет, милая Султана, это не так. Они тратят свое время на курение. Некоторые выкуривают по две или по три чируты за время работы. Они много говорят о работе, но ничего не делают. Если представить, что чируту можно раскурить за полчаса, а мужчина выкуривает двенадцать штук в день, тебе станет ясно, что он тратит шесть часов только на курение. 

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

Мы говорили на разные темы, и я узнала, что их не мучали эпидемии и они не страдали от укусов комаров так, как мы. К моему крайнему удивлению, в Ледилэнде никто не умирал молодым, разве что в результате нечастых происшествий.

— Не посмотришь ли ты на нашу кухню? — спросила она.

— С удовольствием, — ответила я, и мы направились туда. Конечно, мужчин попросили уйти, когда я вошла. Кухня располагалась в прекрасном огороде. Каждая лоза, каждый куст помидора были украшениями сами по себе. Я не обнаружила ни дыма, ни единой трубы — было ясно и светло; окна были украшены цветочными горшками. Не было признаков огня или угля.

— Как вы готовите? — спросила я.

— При помощи солнечного света, — ответила она, в то же время показывая мне трубку, сквозь которую проходили концентрированные солнечные лучи и тепло. И потом она что-то приготовила и показала мне, как.

— Как вы умудряетесь собирать и хранить солнечное тепло? — с удивлением спросила я.

— Позволь немного рассказать тебе о нашей истории. Тридцать лет назад, когда нашей королеве было тринадцать лет, она унаследовала трон. Она была королевой только по титулу, ибо на самом деле нами управлял премьер-министр.

Наша славная королева очень любила науку. Она издала указ, чтобы все женщины в стране получили образование. И, соответственно, правительство основало и стало поддерживать школы для девочек. Среди женщин широко распространилось образование. На ранние браки был наложен запрет. Ни одна женщина не смогла бы выйти замуж до двадцати одного года. Я должна сказать, что до этих реформ мы все строго соблюдали пурду.

— Как легко все меняется, — перебила я со смехом.

— Но затворничество сохранилось, — ответила она. — Через несколько лет у нас появились отдельные университеты, куда не принимались мужчины.

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

В столице, где живет наша королева, есть два университета. В одном придумали чудесный шар, к которому прикрепили несколько трубок. Это устройство удерживается над облаками и помогает вытягивать из атмосферы нужное количество воды. А поскольку вода постоянно добывается людьми из университета, тучи не собираются, и наша изобретательная госпожа директриса смогла положить конец дождям и буре.

— Правда? Теперь я понимаю, почему нет грязи! — воскликнула я. Но я не могла понять, как можно собирать воду в трубках. Она объяснила мне, как это делается, но я не могла ничего понять, потому что мои научные познания были крайне ограничены. Но она продолжила.

— Когда в другом университете узнали об этом, то решили превзойти их и сделать нечто еще более необыкновенное. Они придумали инструмент, при помощи которого можно собрать столько солнечного тепла, сколько нужно. И они хранили тепло, чтобы его выдавали другим по требованию.

Пока женщины занимались наукой, мужчины были заняты усилением военной мощи. Когда они узнали, что в женских университетах научились добывать воду из атмосферы и собирать солнечное тепло, они только рассмеялись над университетскими и обозвали все «сентиментальным кошмаром»!

— Ваши достижения восхитительны! Но скажи мне, как вы ухитрились заточить ваших мужчин в зенане? Вы их сначала поймали?

— Нет.

— Быть не может, чтобы они решили обменять свободную и вольную жизнь на заточение в четырех стенах зенаны! Их должны были перехитрить.

— Да, мы их перехитрили!

— Но как? При помощи воительниц, думаю?

— Нет, без использования силы.

— Быть такого не может. Мужчины сильнее, чем женщины. Тогда как?

— Мозгом.

— Даже их мозг больше и тяжелее, чем у женщины. Не так ли?

— Да, но что с того? И у слона мозг больше и тяжелее, чем у человека. Но человек может заковать слона в цепь и распоряжаться им так, как ему заблагорассудится.

— Хорошо сказано, но расскажи, как так получилась! Мне так не терпится узнать!

— Мозг женщины в некотором роде быстрее, чем мозг мужчины. Десять лет назад, когда военные офицеры отозвались о наших научных исследованиях как о «сентиментальном кошмаре», некоторые молодые девушки захотели возразить на эти слова. Но обе госпожи директрисы остановили их и сказали, что следует отвечать не словом, но по возможности делом. И им не пришлось долго ждать этой возможности.

— Как здорово! — я сердечно захлопала в ладоши. — А теперь гордые джентльмены сами видят сентиментальные сны!

— Вскоре появились люди из соседней страны, которые нашли у нас убежище. У них возникли неприятности, потому что они совершили какое-то политическое преступление. Король, который больше думал о власти, а не о мудром правлении, попросил нашу добрую королеву выдать его офицеров. Она отказалась, поскольку выдавать беженцев было против ее принципов. И из-за отказа король объявил войну нашей стране.

Наши военные офицеры сразу же вскочили и отправились в поход на врага. Но враг был слишком силен. Бесспорно, наши солдаты сражались смело. Но, несмотря на всю их смелость, иностранная армия продвигалась вперед и захватывала нашу страну.

Почти все наши мужчины отправились на войну; в домах не осталось даже шестнадцатилетних юношей. Большинство наших воинов были убиты, а остальные отступили, и враг стоял в двадцати пяти милях от столицы.

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

Во дворце королевы состоялся совет мудрых дам, которые обсуждали, что нужно сделать, чтобы спасти государство. Одни предлагали отправиться на войну, как солдаты, другие возражали и говорили, что женщины не умеют сражаться саблями и ружьями и вообще не привыкли к оружию. Третьи сожалели о своей телесной слабости.

— Если вам не хватает физической силы, чтобы спасти государство, — сказала королева, — попробуйте что-нибудь придумать.

На протяжении нескольких минут воцарилась мертвая тишина. Ее величество снова сказала: «Я буду вынуждена покончить с собой, если и государство, и моя честь будут утрачены».

Тогда директриса второго университета (где собирали солнечное тепло), которая все совещание молча о чем-то размышляла, заметила, что они совершенно разбиты, и никакой надежды не осталось. Однако есть план, к которому она хотела бы прибегнуть, и это будет ее первая и последняя попытка; если план не удастся, ничего не остается, кроме как покончить с собой. Все присутствующие торжественно поклялись, что они не позволят себе попасть в рабство, что бы ни случилось.

Королева сердечно поблагодарила их и попросила директрису изложить ее план. Директриса поднялась и произнесла: «Перед тем как мы выйдем на поле битвы, мужчины должны оказаться в зенанах. Я вознесу молитву ради пурды». «Да, конечно», — ответила Ее Величество.

На следующий день королева приказала всем мужчинам скрыться в зенанах ради чести и свободы. Усталые и израненные, они приняли этот приказ за благо! Они поклонились и вошли в зенаны без единого слова протеста. Ибо они были убеждены, что страну уже не спасти.

Затем директриса вместе с двумя сотнями студенток промаршировали на поле битвы и, оказавшись там, они направили все лучи собранного солнечного света и тепла на врага.

Вражеские солдаты не смогли вынести столько света и тепла. В панике они разбежались, в смятении не понимая, как справиться с этой дикой жарой. Пока они бежали, оставив ружья и другие орудия, солнечное тепло и свет сожгли их. И с тех пор никто больше не пытался напасть на нашу страну.

— И с тех пор ваши соотечественники никогда не пытались выйти из зенаны?

— Да, они хотели получить свободу. Некоторые полицейские комиссары и окружные магистраты написали королеве, что военные офицеры действительно заслуживают заточения за свое поражение, но, в отличие от них, они никогда не пренебрегали своими обязанностями, поэтому их не следует наказывать, и они просили, чтобы их вернули на свои места. Ее величество отправила им циркуляр и намекнула, что за ними пошлют, когда их услуги понадобятся, а пока им следует оставаться на своих местах. Теперь они привыкли к пурде и прекратили роптать на свое заключение, а мы называем эту систему «мардана» вместо «зенана».

— Но как у вас получается, — спросила я сестру Сару, — обходиться без полиции или магистратов в случае грабежа или убийства?

— С тех пор как мы устроили мардану, ни преступлений, ни злоупотреблений больше нет, поэтому нам не нужны полицейские, чтобы искать виновных, и не нужны магистраты, чтобы судить преступников.

— Это очень хорошо, действительно. Предполагаю, даже если у вас появится какая-нибудь злоумышленница, вы сразу ее вразумите. Раз вы смогли легко одержать решительную победу, не пролив ни единой капли крови, от преступников и преступлений вы избавитесь без малейшего труда.

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

— А теперь, милая Султана, скажи, ты останешься здесь или вернешься в гостиную? — спросила она.

— Твоя кухня не хуже королевского будуара! — ответила я с улыбкой, — но нам следует ее покинуть, ибо джентльмены наверняка сердиты на меня за то, что я так долго отвлекаю их от прямых обязанностей. — Мы обе весело рассмеялись.

— Как мои друзья будут восхищены и поражены, когда я вернусь и расскажу им о далеком Ледилэнде, где дамы правят страной и распоряжаются всеми общественными делами, в то время как джентльменов держат в марданах, чтобы они заботились о детях, готовили и выполняли любую домашнюю работу; а готовить там так легко, что это просто удовольствие!

— Да, расскажи им обо всем, что ты здесь увидела.

— Поведай мне, пожалуйста, как вы обрабатываете землю, как вы пашете и занимаетесь тяжелым ручным трудом?

— Наши поля возделываются путем электричества, которое служит источником энергии и для других работ, мы также пользуемся им и для перемещений по воздуху. У нас нет ни железных дорог, ни мощеных улиц.

— Поэтому не бывает ни уличных, ни железнодорожных происшествий, — продолжила я. — А вы не страдаете от нехватки дождевой воды?

— С тех пор как был установлен «водяной шар» — совсем нет. Ты видишь большой шар и прикрепленные к нему трубки. С их помощью мы можем добывать столько дождевой воды, сколько нужно. И мы не страдаем ни от дождя, ни от гроз. Мы все заняты тем, чтобы заставить природу дать нам столько, сколько нужно. У нас нет времени ссориться, ибо мы никогда не сидим без дела. Наша благородная королева очень любит ботанику, ее мечта — превратить всю страну в один великий сад.

— Великолепная идея. А чем вы питаетесь?

— Фруктами.

— Как ваша страна остается прохладной в жару? Для нас летний дождь — природная благодать.

— Когда жара становится невыносимой, мы опрыскиваем землю многочисленными струями воды из искусственных фонтанов. А в холодную погоду мы подогреваем комнаты солнечным теплом.

Она показала мне ванную комнату со съемной крышей. Она могла принять душ, когда угодно, просто сняв крышу (которая была как крышка коробки) и поворачивая кран душевой трубки.

— Вы счастливые люди! — воскликнула я. — И ни в чем не нуждаетесь. Во что вы верите, позвольте спросить?

— Наша религия основана на Любви и Истине. Наш религиозный долг — любить друг друга и быть абсолютно правдивыми. Если кто-то врет, она или он…

— Наказываются смертью?

— Нет, не смертью. Мы не любим убивать божье творение, в особенности человека. Лгунью просят покинуть эту страну во благо и никогда больше не возвращаться.

— А прощают ли преступницу?

— Да, если она искренне жалеет о случившемся.

— А вам нельзя видеться с другими мужчинами, кроме родственников?

— Ни с кем, кроме предписанного круга родственников.

— Наш круг родственников очень ограничен; даже двоюродные братья таковыми не считаются.

— Но наш очень широк; к дальнему родственнику относятся так же, как к родному брату.

— Это очень хорошо. Я вижу, что сама чистота правит вашей страной. Я хотела бы увидеть добродетельную королеву, которая столь мудра и дальновидна и которая придумала эти правила.

— Хорошо, — сказала сестра Сара.

Читра Ганеш
Сон Султаны. 2018
Серия из 27 линогравюр
Напечатано Durham Press, Inc.
Предоставлено художницей и Durham Press, Inc.

Затем она привинтила на квадратную дощечку два сиденья. Потом она прикрепила к этой дощечке два гладких отполированных шара. Когда я спросила, для чего нужны шары, она сказала, что это водородные шары, которые преодолевают силу тяготения. Шары были разной емкости — для поднятия разных масс. После этого она прикрепила к воздушной машине две лопасти в форме крыльев, которые, сказала она, работают при помощи электричества. После того как мы расположились, она дотронулась до ручки, и лопасти задвигались и стали вращаться все быстрее и быстрее. Сначала мы поднялись на высоту примерно шести или семи футов, а потом полетели. И я не успела уже понять, что мы летим, как мы оказались у королевского сада.

Моя подруга опустила воздушную машину, переключив ход мотора, и когда машина дотронулась до земли, мотор остановился, и мы вышли.

Я видела из воздушной машины, как королева гуляет по саду вместе с маленькой дочкой (которой было четыре года) и фрейлинами.

— Здравствуй! И ты здесь! — воскликнула королева сестре Саре. Меня представили ее величеству, и та сердечно приняла меня безо всяких церемоний.

Я была очень рада познакомиться с ней. В ходе беседы королева сказала мне, что она не против того, чтобы позволить подданным торговать с другими странами. «Однако, — сказала она, — торговля невозможна с государствами, где женщин держат в зенанах и где они не могут прийти и торговать с нами. Мужчины, как мы считаем, не обладают высокими моральными принципами, и поэтому мы не хотим иметь с ними дела. Мы не желаем чужой земли, мы не сражаемся за алмаз, пусть даже он был бы в тысячу раз ярче Кох-и-Нора, и мы не завидуем Павлиньему трону правителя. Мы глубоко ныряем в океан знаний и пытаемся найти драгоценности, которые сохранила для нас природа. Мы наслаждаемся дарами природы, как можем».

Покинув королеву, я посетила знаменитые университеты, и мне показали некоторые мануфактуры, лаборатории и обсерватории.

После того, как я все осмотрела, мы снова забрались в машину, но только она начала двигаться, я соскользнула и падение пробудило меня ото сна. И, открыв глаза, я снова обнаружила себя в своей спальне, в мягком кресле!

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми