Франсуа Жюльен «Великий образ не имеет формы, или Через живопись — к не-объекту. Опыт де-онтологии»

Cовместная издательская программа Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem

Франсуа Жюльен «Великий образ не имеет формы, или Через живопись — к не-объекту. Опыт де-онтологии»

Cовместная издательская программа Музея современного искусства «Гараж» и издательства Ad Marginem

Сравнительный анализ западной и китайской живописных традиций, проделанный современным французским исследователем и переводчиком на примере обширного изобразительного, критического и философского материала.

Гипотеза Франсуа Жюльена сводится к тому, что, в отличие от европейской эстетики, целиком построенной на идее «присутствия» и видящей роль художника в максимальном проявлении формы, китайские мастера «сообщают предметам неясность, приступают к их растворению и открывают их отсутствию». Иными словами, глубину и ценность картине придает не точность изображения, а, наоборот, его размытость и неопределенность: «Соотнося вещи с их отсутствием или даже изображая их лишь намеком, индексально, так что они кажутся „присутствующими-отсутствующими“, художник практически порывает с тягостным реализмом объекта…» К примеру, классический китайский пейзаж обычно изображает лишь часть горы или прерывистый контур облака, а его постоянными лейтмотивами — независимо от эпохи и мастера — являются сумерки, туман или дымка, окутывающие основной объект и делающие его черты еще менее четкими. Отсюда вынесенная в название книги цитата из Лао-цзы: «Великий образ не имеет формы».

Фундаментальный для западного мышления дуализм, квинтэссенцией которого можно считать гамлетовское «быть или не быть», оказывается, таким образом, попросту снят. Если история европейского искусства до самого недавнего времени осознавалась как диалектическое движение вперед за счет разрывов и революций, то китайские мастера и мыслители различных династий постоянно возвращались к основам даосизма, сформулированным Лао-цзы в небольшом трактате «Дао дэ цзин», и в частности к тому, что само Дао, само начало — смутное, неотчетливое, ни то ни сё. Следствием этого стало неразличение в китайской культуре философии и литературы, то есть художественной и критической форм мысли, а также то, что художники часто одновременно являлись философами, поэтами и теоретиками.

Одно из главных отличительных свойств изобразительного искусства Китая, считает Жюльен, сформулировал еще в IX веке Чжу Цзинсюань, провозгласив в начале своего жизнеописательного труда о художниках династии Тан, что «живопись — это Мудрец…».

  • Год2014
  • ЯзыкРусский
  • Тираж3000
  • Страниц368
  • ОбложкаМягкая
  • Цена510 руб.
Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми