Обзор изданий к выставке «Единомышленники»

Обзор подготовлен Ильмирой Болотян, Еленой Ищенко, Марией Сарычевой и Анастасией Тишуниной

В Музее «Гараж» открыта выставка «Единомышленники». Созданная в соавторстве с постоянными посетителями Музея, имеющими разные формы инвалидности, она расширяет понятие «инклюзия» от представления о физическом доступе до категории взаимопонимания. Сотрудники научного отдела вместе с координатором инклюзивных программ Музея и одним из кураторов выставки Марией Сарычевой подготовили обзор книг из библиотеки «Гаража», проливающих свет на проблему восприятия искусства людьми, которые часто исключаются из музейной аудитории.

Елена Здравомыслова, Анна Темкина. 12 лекций по гендерной социологии.

СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2015. — 768 с.

В курсе лекций Елены Здравомысловой и Анны Темкиной помимо статей о том, что такое современная гендерная социология, как она формировалась и как применяется в изучении разных предметных областей, даны методологические и теоретические основания этого исследовательского направления. Одна из глав, в частности, посвящена интерсекциональному анализу, или теории интерсекциональности. Ключевая категория — intersectionality — по сути, метафора, отсылающая к образу перекрестка, места пересечения магистральных осей социального разделения. Под гендерным неравенством здесь имеются в виду не только гендерные и сексуальные характеристики, но и классовая принадлежность, гражданство, раса, этничность, в том числе социально-культурные и экономические аспекты положения людей с инвалидностью.

Акцент интерсекционального анализа — исследование сложных механизмов распределения власти. Гендерные различия более не рассматриваются как дихотомические отношения мужского и женского — исследователей интересует, что делают мужчины и женщины как представители различных классовых, расовых и других групп. Цели здесь не только академические, но и политические: изучение механизмов угнетения ориентировано на содействие более справедливому общественному устройству, при котором угнетенные и исключенные группы получают доступ к важным ресурсам. Здоровье в рамках данного подхода считается одним из важных критериев социального различия наряду с гендером, сексуальностью, расовой принадлежностью, этничностью, религией и др. Обычно для исследований выбираются несколько позиций. Так, Нина Люкке, анализируя квир и инвалидность цветных женщин, обращает внимание прежде всего на сексуальную ориентацию, расу, гендер и состояние здоровья.

Параметры интерсекционального анализа постоянно расширяются, что позволило Джудит Батлер говорить об эффекте «etc». Перечисление различных механизмов господства и угнетения исследователи обычно завершают словосочетанием «и так далее», но что и кто стоит за этой фразой? Авторы лекций считают, что такого рода исследования обязательно должны учитывать контекст, так как, помимо универсальных различий, есть и более специфичные для опыта конкретных групп. И. Б.

Jacques Rancière. The Emancipated Spectator.

London: Verso, 2011. — 134 pp.

Книгу французского философа можно считать вводной в проблему зрителя вообще, которую он радикально ставит в рамках визуального (и в целом любого) искусства. Пытаясь переопределить его роль, философ обращается к традиционному принципу, в основе которого лежит мнение о пассивности смотрения и восприятия. Согласно этой традиции зрителя рассматривают как пассивного и неведающего (фактически — потребителя), а автора или актера, наоборот, как активного и наделенного знанием. Рансьер предлагает посмотреть на эту дихотомию под другим углом — как на обычную человеческую активность, которая состоит из выбора, сопоставления, создания связей — грубо говоря, из анализа и интерпретации увиденного и воспринятого. «Зритель видит, чувствует и понимает почти таким же образом, как сочиняет свою собственную поэму, таким же образом, как действуют актеры или сценаристы, режиссеры, танцоры или перформеры», — пишет Рансьер.

(Spectators see, feel and understand something in as much as they compose their own poem, as, in their way, do actors or playwrights, directors, dancers or performers)

Понимание этих возможностей, по Рансьеру, первый шаг на пути к эмансипации зрителя. Утверждая возможность каждого выносить собственное суждение о той или иной работе, автор переходит к обсуждению соотношения между отдельным человеком и коллективом — к возможности общего восприятия. Основной вывод Рансьера состоит в том, что именно возможность индивидуальной интерпретации, основанной на собственном опыте и принципах, ведет к возможности общего переживания искусства — то, что философ называет «разделением чувственного», — и, как результат, к солидарности.

Эмансипация зрителя фактически означает независимость путей восприятия. Ставя человека в активную позицию, Рансьер — хотя и не говорит об этом напрямую — утверждает многообразие возможностей восприятия, в том числе вне основных чувств — зрения или слуха, как способность понимания и интерпретации произведения в целом. И в этом контексте ответственность уже оказывается на стороне автора или художника: он должен оставлять свободу интерпретации и действия по отношению к произведению, не указывая зрителям четких путей и не навязывая определенных эмоций. Е. И.

Rethinking Disability Representation in Museums and Galleries. Edited by Jocelyn Dodd, Richard Sandell, Debbie Jolly and Ceri Jones.

Leicester: RCMG, University of Leicester, 2008. — 169 pp.

Книга представляет собой результат широкого исследования репрезентации человека с инвалидностью в девяти британских музеях, которое было инициировано в 2007 году Центром исследования музеев и галерей Университета Лестера. Отправной точкой исследования стала социальная модель понимания инвалидности, центр внимания которой смещен от инвалидности в сторону социальных и коммуникационных барьеров, возникающих на пути людей с инвалидностью.

Книга состоит из четырех глав, отражающих стадии работы над проектом: обзор репрезентаций человека с инвалидностью в культуре, работа над проектами в музеях, итоги проекта глазами музеев-участников и мнения посетителей. Каждый из этих этапов изучался четырьмя специалистами, которые также стали редакторами книги: Джоселин Додд, директор Центра исследований, является инициатором данного и других подобных исследований; Ричард Сэнделл, профессор Университета Лестера, фокусируется на роли современного музея и его способности стать агентом социальной справедливости и занять радикальную позицию по отношению к своему наследию; Дебби Джолли, активист, правозащитник и социолог, изучает историю борьбы за права людей с инвалидностью; Сери Джонс, профессор психологии Университета Лестера, исследует динамику отношений в малых коллективах. В рабочую группу проекта также вошли люди с разными формами инвалидности — активисты, художники, работники сферы искусства, которые в итоге стали своеобразными консультантами для девяти музеев Великобритании. Итогом их коммуникации стали выставки, кинопоказы, новые экскурсионные маршруты и образовательные программы. Так, в Музее транспорта города Глазго прошла выставка «Жизни в движении» (Lives in Motion), рассказывающая о протестах людей на инвалидных колясках, которые сумели повлиять на развитие общественного и личного транспорта. М. С.

Ileana Sanchez Santiago, Rebecca McGinnis. Art and the Alphabet: a Tactile Experience. Featuring works of art from The Metropolitan Museum of Art.

New York: The Metropolitan Museum of Art, 2009. — 35 pp.

Метрополитен-музей в Нью-Йорке — один из признанных лидеров в области музейных программ для посетителей с нарушениями зрения. Как правило, во время экскурсий для слабовидящих и незрячих посетителей сотрудники используют тактильные модели и тифлокомментарии, вербальное описание произведений искусства. Такое сочетание способов подачи информации позволяет передать незрячим и слабовидящим участникам экскурсии пропорции, масштаб, композицию и сюжет работы. В 2009 году Метрополитен-музей создал тактильную книгу — каталог произведений из коллекции, своеобразную тактильную азбуку, где каждая буква алфавита сопровождалась тактильным фрагментом одной из работ. Так, для буквы A — ангел с испанского манускрипта 1180 года, для буквы F — цифра 5 с работы Чарльза Демута «Фигура № 5 в золоте», для буквы P — попугай с работы Эдуарда Мане «Женщина с попугаем». Для зрячих читателей авторы поместили рекомендации по описанию произведения, например: «Не стесняйтесь говорить о цвете», «Используйте аналогии с повседневными предметами». Азбука предназначена для совместного изучения детьми как с нарушениями зрения, так и без них, но будет интересной и полезной для всех, кто интересуется искусством и проблемами инклюзии. М. С.

Sophie Calle. Blind.

Arles: Actes Sud, 2011. — 107 pp.

Этот альбом — плод многолетней работы над проектом Blind французской художницы Софи Калль, созданный ею при участии многих слепых людей. Она начала работу в 1986 году, поставив перед собой непростую задачу — рассказать о том, как слепые от рождения люди видят красоту. В первой части книги приводятся фотографии всех участников проекта, их тексты (на английском языке и шрифтом Брайля), а также иллюстрирующие их изображения. Рассуждения о красоте природы сопрягаются с высказываниями о красоте различных цветов, кто-то затрагивает тему телесности, сексуальности. Многие называют красивым человеческое тело, а одна девушка — произведение искусства, тактильную модель скульптуры женского тела Родена в музее. Завершает первую часть альбома радикальный ответ мужчины: «Я похоронил красоту. Мне не нужна красота, не нужны картинки в моей голове. Раз я не способен воспринимать красоту, я стараюсь ее избегать».

Вторая часть альбома — Blind Color («Монохром») — это продолжение проекта, осуществленное художницей в 1991 году. Софи Калль спрашивала слепых о том, что они видят, и сравнивала их ответы с цитатами Малевича, Мандзони, Раушенберга, Рихтера о монохромных полотнах. Третья и финальная часть книги — итог проекта 2010 года The Last Image («Последний образ»). «Я поехала в Стамбул, где встречалась со слепыми людьми, потерявшими зрение внезапно. Я просила их описать последнее, что они видели», — пишет художница. Эта часть является самой трагической, так как большинство воспоминаний связаны с травматическими и экстремальными ситуациями.

Помимо уникальной для зрячего человека возможности проникнуть в сознание и восприятие человека, лишенного зрения, проект пытается решить и художественную задачу — показать и проследить, как воображаемое может стать изображаемым. Каждая из трех частей представляет собой попытку художника выразить образы и зрительные ощущения незрячего человека, а все вместе они складываются в своеобразную антологию совместной работы художника и человека с инвалидностью. А. Т.

 

Почтовая рассылка

Подпишитесь на нашу рассылку и получайте новости о последних мероприятиях Музея «Гараж» первыми